На пороге тысячелетий начинаются войны 6-го “поколения”

Военный аналитик генерал-майор запаса Владимир Слипченко считает, что Косово выбрано США для проведения “лабораторных работ” по испытанию новейшего высокоточного оружия.

– Владимир Иванович, после 1945 года Россия ни разу не участвовала в большой, настоящей войне – локальные вооруженные конфликты не в счет. Сейчас сама вероятность возникновения войны для большинства наших политиков и сограждан кажется мифической, общее стойкое мнение: “Да кому мы нужныѕ”. Но НАТО уже у Смоленска, бурлит мусульманский Восток, неторопливо, но мощно набирает силу Китайѕ Гарантированы Россия и весь мир от кровопролитных войн в ближайшем будущем?

– К сожалению, нет. Война – это историческое явление, а история свидетельствует, что во все времена государства достаточно часто прибегали к войнам, вооруженному насилию для достижения своих политических целей. За 5 500 лет на Земле произошло около 15 000 войн, в которых погибло примерно 3 500 000 000 человек. За всю историю своего существования человечество жило в условиях мира только 292 года – менее одной недели каждые 100 лет.

Чередование войны и мира на Земле было естественным и даже привычным состоянием, хотя войны не унаследованы от предков, не проистекают из основного человеческого инстинкта и не являются следствием биологического строения мозга. Причина их возникновения – политика. Неважно какая – в рамках племенного союза или сообщества индустриальных государств. Война и вооруженное насилие всегда были основным средством решения межгосударственных споров, элементарными формами принуждения. Политики прибегали к ним в прошлом, да и сейчас прибегают, порой даже не испробовав невоенные формы и способы их разрешения. Никак не гарантированы и мы от большой войны через несколько лет или десятилетий. Вопрос заключается только в том, какой будет эта война – войной пятого или шестого “поколений”?

– Что это такое – “поколения” войн?

– С древнейших времен и до нашего времени сменилось четыре “поколения” войн. Рубежи смены таких “поколений” совпадают с историческими качественными скачками в развитии человеческого общества. Появление принципиально новых средств поражения приводили к новым формам и способам ведения войны.

В самых исторически продолжительных войнах первого “поколения” уничтожение человека человеком носило характер естественной необходимости. Древнегреческий философ Гераклит считал, что война – творец, начало всего, а Аристотель называл ее нормальным средством для приобретения собственности. Вооруженная борьба как среди древних племен, так и в рабовладельческом обществе велась исключительно живой силой – пешими воинами и конницей, оснащенными холодным оружием. Победители завладевали всеми ценностями, а побежденные или уничтожались или становились рабами.

Качественно новые войны стали вестись при феодализме после изобретения пороха и гладкоствольного оружия. Это второе “поколение” войн. Появление нарезного оружия привело к новой революции в военном деле – войны “третьего” поколения велись уже не в тактических, а в оперативно-тактических масштабах. Войны четвертого “поколения”, в которых изменилась уже не тактика, а стратегия, стали возможными после создания и принятия на вооружение в больших количествах автоматического оружия, танков, боевых самолетов, средств связи транспорта. Эти войны длятся уже 100 лет. В ХХ веке прошло более 500 войн, в которых всегда ставка делалась на большие людские ресурсы.

Изобретение ядерного оружия привело к возможности войн пятого “поколения” – ядерных. К счастью, они не велись на Земле, у политиков хватило разума, чтобы понять, что в этих войнах не решатся ни политические, ни военные, ни экономические цели. Проиграет даже агрессор, вынужденный выживать в ядерной пустыне. Ядерное оружие существует и будет еще существовать, но оно постепенно будет уходить в режим соглашений, “торговли”, сдержек и противовесов. На смену нереализованному пятому “поколению” войн сейчас идет шестое – войны высокоточного оружия.

– Какими они будут?

– Решающая роль будет отводиться уже не большому количеству сухопутных войск, не ядерному, а обычному высокоточному ударному и оборонительному оружию и оружию, основанному на новых физических принципах. Создаваемое на основе достижений науки высокоточное оружие (ВТО) по своим поражающим возможностям приближается к ядерному оружию. В войнах будущего не будет громоздких наземных действий, поэтому они будут скоротечными. Вся мощь агрессора будет функционально направлена лишь на безусловное поражение объектов экономики противника. При этом даже не будет необходимости тратить ВТО на разгром живой силы: разрушение экономики само по себе приведет к потере боеспособности войск обороняющейся стороны. Агрессор, воюющий по законам войны 6-го поколения, вообще может не вступать в непосредственное соприкосновение с противником – высокоточные ракеты будут запускаться из зон, недосягаемой для средств ПВО. Перестанет действовать старый принцип: “территория завоевана только тогда, когда на нее вступила нога солдата”. Лежащая в руинах проигравшая страна просто будет предоставлена сама себе. Вычеркнутая из мирового сообщества, потерявшая экономическую инфраструктуру, она сама приползет к победителю, прося пощады.

– Даѕ Апокалипсис завтраѕ

– Почему завтра? Уже сегодня мы видим, как проходят “лабораторные работы” и натурные испытания действий вооруженных сил промышленно развитых государств, готовящихся к войнам XXI века. Сейчас происходит революция в военном деле и изменение стратегии ведения боевых действий. Характер войны в целом уже изменился после конфликта в зоне Персидского залива в 1991 году. Тогда высокоточные крылатые ракеты, запущенные на дальность 1200–1500 километров, успешно поразили 80 процентов всех важнейших военных и гражданских объектов на территории Ирака. Цели войны были достигнуты без участия сухопутных войск.

Интересно, что перед войной в Персидском заливе в США провели боевое моделирование более 200 вариантов различных способов начала, ведения и обеспечения боевых действий многонациональных сил (МНС) с войсками Ирака. Коалиция уступала Ирану по живой силе в соотношении 1:4, артиллерии 1:2. Если бы Хуссейн двинул свои войска в Саудовскую Аравию, то, по подсчетам, потери МНС в сухопутной войне составили бы около 25 тысяч человек из общей их численности в полмиллиона бойцов. Поэтому генералом Шварцкопфом был выбран вариант ведения войны с помощью ВТО. Ирак серьезно готовился к прошлой войне и, надо признать, был хорошо к ней подготовлен, но ему совершенно неожиданно была навязана война 6-го поколения. Последствия ее стали для Ирака катастрофическими. А США перешли в эпоху подготовки к войне нового поколения – войне без использования сухопутных войск.

– Но ведь пехота и танки США и их союзников в 1991 году тоже вели боевые действия?

– Когда после 38 суток ведения воздушно-космической наступательной операции Ирак практически уже капитулировал, американские политики и генералы с ужасом увидели, что 500 000 группировка наземных войск попросту зря проела миллиарды долларов налогоплательщиков. Чтобы оправдаться перед своим народом, генералы двинули танки в пустыню. Этот “рекламный” поход захлебнулся на рубеже реки Евфрат, когда американцы оказались неспособными “переварить” прием десятков тысяч сдающихся в плен иракских солдат. Это опять же аргумент в пользу того, что сухопутные войска даже не надо будет в ходе войн будущего уничтожать, тратить на них боеприпасы. 300 крылатых ракет поставили армию Ирака на колени.

– Сколько стоит высокоточное оружие?

– Сейчас стоимость каждой крылатой ракеты морского или воздушного базирования, применяемой по наземным объектам, оценивается примерно в один миллион долларов. Надо ли говорить, что сейчас в США и других промышленно развитых странах идет борьба внутри военно-промышленного комплекса за право выполнения стратегических военных заказов? Одновременно с революцией в военном деле в США сейчас идет и революция в бизнесе. Соединение этих двух прорывов привело к тому, что общая стоимость военного заказа на высокоточные крылатые ракеты только на ближайшие 4 года, то есть до 2000 года, составляет несколько сотен миллиардов долларов.

В 1998 году Пентагон закупил этих ракет на сумму 50 миллиардов долларов, в 1999 году в бюджете США на их закупку выделено 48,7 млрд., а в 2000 году, видимо, никак не меньше 60 млрд. долларов.

По планам США закупки высокоточных систем вооружений будут интенсивно идти до 2010 года. Анализ возможностей США позволяет сделать вывод, что к этому времени они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения, которого будет достаточно для проведения непрерывной стратегической воздушно-космической ударной операции по адекватному противнику в течение 30 суток.

Сейчас ведущие американские корпорации ВПК стремятся доказать правительству и Пентагону, что именно их крылатые ракеты являются наиболее точными и им приходится добиваться у военно-политического руководства государства права как можно чаще проводить натурные эксперименты. Поэтому мы и видим сейчас такой накал страстей вокруг Косоваѕ

– То есть, вы считаете, что никакой политической необходимости “замирения” Косово и введения туда войск НАТО нет?

– Конечно же. Вооруженные конфликты с Ираком в 1991 и 1998 годах, бомбардировки объектов в Афганистане и Судане – это обычные натурные эксперименты по применению высокоточных крылатых ракет. Они проводятся именно в интересах ВПК США, а не в целях “миротворчества” или “борьбы с терроризмом”. США уже заявили, что мандат ООН на такие акции не обязателен и это значит, что удары будут наноситься именно тогда, когда нужно провести очередные испытания нового оружия. Все остальные причины – это информационное прикрытие. Полигоны для испытания ВТО уже определены: Ирак, Афганистан, Судан, видимо, Сербия с ее очень “удобным” для политиков США несговорчивым президентом Милошевичем. Вполне вероятно, что именно на этих странах-париях в ближайшие годы будут испытываться и другие разрабатываемые типы вооружений – оружие направленной передачи энергии, автоматические и автоматизированные системы наведения ВТО, новые взрывчатые вещества повышенной мощности, средства радиоэлектронной борьбы.

– На что в резко изменяющемся мире может рассчитывать ныне бедная Россия? Гарантирует ли нашу безопасность имеющееся ядерное оружие?

– Ядерное оружие не смогло предотвратить около 300 войн и вооруженных конфликтов, произошедших за последние 54 года. В их ходе, кстати, погибло больше людей, чем во время Второй Мировой войны. Это оружие нельзя применять ни сейчас, ни в будущем: кто его использует первым, неизбежно погибнет вторым. Вынужденное применение ядерного оружия в войне с другим ядерным государством – это акт самоубийства.

Нет, ядерное оружие это никакая не гарантия.

– На что тогда надеяться?

– Вступление человечества в эру войн нового поколения должно привести все государства и народы, стремящиеся остаться независимыми, к необходимости проведения военной реформы. Уже сейчас многим странам, в том числе и России, надо создавать совершенно новые вооруженные силы. Необходимо заниматься не перетряской и перетасовкой имеющихся военных структур и сил, а определить будущие угрозы и радикально изменить армию, чтобы она соответствовала таким же радикальным переменам геополитического и военно-стратегического положения государства в изменяющемся мире. Скрытая гонка военных реформ идет уже сейчас и кто опоздает, тот проиграет. Но уже сейчас ясно, кто будет идти в первых рядах – в США разработана и уже выполняется концепция “Единая перспектива 2010”.

Неизбежно военная реформа обойдется России дорого. Но так же неизбежно надо понимать, что вооруженные силы всегда стоят ровно столько, во сколько каждое государство оценивает свой суверенитет, а каждый народ свою свободу.

Весьма серьезной проблемой для России является финансово-экономическое обеспечение военного строительства. Содержание силовых ведомств сейчас – непосильное бремя для государства, общества и бюджета. Но парадокс: в то же время идет параллельное строительство силовых структур. На 1 января 1999 года в России под ружьем стояло 2,3 миллиона военнослужащих, из них в армии и на флоте всего – 1,2 миллиона. Разобраться бы, зачем содержать за счет страны множество бесполезных защитников – вот уже и экономия средств для разработки производства высокоточного оружия, которое в России производится, но в явно недостаточном количестве.

Не менее важно концептуально определить, какие войска будут нужны России через 20–30 лет. В армии США сейчас всего две боеготовые мотопехотные дивизии, что и свидетельствует о взятом курсе на новые вооруженные силы и на войну нового поколения. В 1999 году в США будут сокращены еще 59 000 военнослужащих, 51 000 военнослужащих запаса и 130 000 человек гражданского персонала. У нас тоже идет сокращение, но Россия до сих пор содержит явно несоразмерную группировку сухопутных сил. Да, они нужны на переходный период, лет на 10 еще, но мы завязли в сухопутных войсках и будем, видимо, еще долго в них вязнуть, когда другие государства будут переходить к двухвидовой структуре вооруженных сил – стратегических наступательных и стратегических оборонительных.

При всех нынешних бедах и нехватках России тоже необходимо сделать этот смелый шаг. Будущие войны – э то войны интеллекта и оружия. Наша же концепция реформирования вооруженных сил до 2005 года, по моему мнению, ориентирована на прошлый опыт, на прошлую войну. Россия может отстать от других стран на целое поколение войн.

Сегодня уже совершенно очевидно, что сокращение вооруженных сил надо сопрягать со значительными изменениями в вооружении, военной технике и военном искусстве. России нельзя допустить технологического отставания в разработке и быстром принятии на вооружение массового количества новейших видов ВТО, оружия на новых физических принципах, информационных и навигационных средств, средств радиоэлектронной борьбы. Нельзя допустить развала ВПК. При сокращении существующих тенденций, через 5–7 лет ВПК России может вообще утратить способность к созданию собственного оружия для войны нового поколения. Кстати, вливание сегодня денег в ВПК завтра обернется и ростом числа технологий, применимых для гражданского хозяйства.

Россия еще может не отстать от ведущих стран мира. У нас остался последний шанс и надо постараться им воспользоваться.

Расспрашивал Александр Хохлов, “Новые Известия”.

Переход в начало сайта