В.Слипченко

ВОЙНА БУДУЩЕГО

(прогностический анализ )

Использование вооруженных сил для достижения определенных целей военным путем - явление историческое. Во все времена это было связано с войнами, военными или вооруженными конфликтами и их специфическим содержанием - вооруженной борьбой. К применению военной силы в большинстве прибегали политики, когда ими были допущены ошибки и другие невоенные формы и способы уже не приводили к нужному результату. Вооруженная борьба, как основная форма борьбы в войне, всегда требовала высокой организации применения вооруженных сил без которой практически невозможно достичь поставленных целей.

На протяжении длительной истории политика враждующих государств как правило строилась и проводилась на основе военного противостояния, которое часто переходило в вооруженный или военный конфликт, а иногда и в войну. Это, в свою очередь, всегда обусловливало необходимость иметь много войск и вооружений. И вполне естественно, что за длительный исторический период происходила эволюция не только общественного строя, но и поколений войн. Многократно менялись формы и способы вооруженной борьбы, их содержание и значимость. Однако во все времена главной движущей силой войн было оружие. Не изменилось это положение и сейчас. Для всех поколений войн было характерно сочетание нового оружия и новых методов их ведения. И всякий раз вооруженные силы наиболее развитых стран, принявших на вооружение новые виды оружия, должны были готовиться к новым войнам, а остальные, не имеющие такого оружия, вынуждены были приспосабливаться к меняющимся формам и способам вооруженной борьбы и войны в целом. Главной задачей воина, бойца всегда была подготовка к будущей войне, однако очень часто его готовили к прошлой войне. Предвидение будущей войны - задача не только военных ученых и не только для вооруженных сил. Это общегосударственная задача, т.к. с каждым новым поколением войн решать её становится все труднее.

Войну следует рассматривать как сложное общественно-политическое явление, включающее совокупность различных видов борьбы: политической; эконоимческой; вооруженной; информационной и др., которые ведут между собой государства или общественные системы. Война всегда сочетала в себе противоречивое единство политики и вооруженного насилия и вполне логично исходить из того, что для каждой воюющей стороны формула вооруженной борьбы во все времена представляла собой сумму двух взаимосвязанных, но противоположных по направлению векторов действий: действие по противнику своими средствами поражения (вектор наступательной или ударной составляющей) и защита своих войск и объектов от действия (поражения) средствами противника (вектор оборонительной составляющей). Однако в целях более глубокого системного анализа роли оружия в различных поколениях войн условно представвим формулу вооруженной борьбы в войне в виде четырех взаимосвязанных составляющих, которые всегда были и остаются её непременными элементами: поражение войск и объектов противника; защита своих войск и объектов от поражения; всестороннее обеспечение действий войск сторон; управление силами и средствами в вооруженной борьбе. Все эти составляющие в комплексе являются содержанием вооруженной борьбы и тесно связаны между собой. Также весьма важным обстоятельством, связанным с войной, является обязательное наличие информационной составляющей борьбы, которая непременно присутствует наряду со всеми давно известными формами борьбы. Следует обратить внимание, что эта составляющая имеется в политической, идеологической, экономической и собственно вооруженной борьбе. Причем, масштабы информационного противоборства во всех составляющих формах борьбы ростут непрерывно и уже требуют высокой организованности при его подготовке. необходимости плановости и системологичности.

Придерживаясь такой последовательности, попытаемся проследить влияние оружия (вооружений) и информации на формы и способы вооруженной борьбы, а через них и на поколения войн, пройдя путь познания из исторического прошлого, через действительность настоящего в ближайшее будущее.

Для познания зависимомти форм и способов ведения войн, военных и вооруженных конфликтов от имеющегося оружия необходимо исходить из достигнутого уровня всей науки, экономики, техники и технологии, которые всегда оказывали наибольшее влияние на развитие оружия, способы его применения и защиты от него. Вскрытию этих зависимостей способствует также познание взаимосвязей между войной и политикой, которые оставались практически неизменными во всех войнах, военных и вооруженных конфликтах, имевших место в длительной истории доядерного периода, не зависимо от уровня развития вооружений. Если эти взаимосвязи когда - либо отсутствовали, то видимо это была не война, не военный или вооруженный конфликт а, скорее, вооруженное столкновение или стычка. Наиболее важными взаимосвязями являются:

политика (по Клаузевицу - разум) порождает войну (по Клаузевицу - орудие); политика всегда является непосредственной причиной, а война- следствием; политика формирует цели войны, а сама война выступает как средство их достижения.

Не трудно видеть, что во всех перечисленных взаимосвязях оружие вообще не упоминается, т.к. подразумевается, что оно вошло в понятие "война" и находится как бы за кадром. Хотя совершенно ясно, что без применения оружия война невозможна, но оно не играет самостоятельной роли в достижении целей безъядерной войны. Во всех прошлых и настоящих войнах с применением обычных средств поражения войска, владеющие соответствующим оружием, являются инструментом в руках полководцев, ведущих к достижению тактических, оперативных, стратегических и политических целей. Военачальник, занимающийся подготовкой войск к ведению боевых действий, должен очень ясно представлять характер предстоящей войны. Часто, к сожалению, войска готовятся к прошлой войне и опыт прошлой войны в ущерб делу преподносится как некий эталон во всем- и в организационно-штатной структуре войск и в их вооружении и в формах и способах ведения войны.

Все войны и военные конфликты, имевшие место уже после первого, и пока, к счастью, единственного целенаправленного применения ядерного оружия - атомной бомбардировки городов Японии - Хиросимы и Нагасаки в 1945 году, необходимо рассматривать во взаимной связи с наличием ядерного оружия на планете. Это оружие уже не находится за кадром, а выходит на передний план и в корне меняет саму войну, а главное, разрушает и взаимосвязь между войной и политикой:

война с применением ядерного оружия в конечном итоге неизбежно приведёт к уничтожению политического строя, породившего её; в войне с применением ядерного оружия форма вооруженной борьбы уничтожает её содержание; ядерная война представляется как тотальное вооруженное насилие не только над воюющими сторонами, но и над остальным непричастным к ней человечеством; в ядерной войне вооруженная борьба перестает быть средством достижения политических целей.

Как форма вооруженного насилия любая война имеет свою относительную самостоятельность, свою внутреннюю логику развития. Она оказывает негативное влияние на все стороны общественной жизни государств, принимающих в ней участие, вызывает существенные изменения в политике, экономике, духовной жизни людей, отрицательно влияет на экологические и демографические процессы не только воюющих, но и ряда других государств, даже не имеющих непосредственного отношения к войне. Причем, это влияние сохраняется как в ходе самой войны, так и после её окончания в виде последствий.

Применение военной силы, силовой политики во все времена вызывало не однозначное понимание этого процесса как среди его сторонников, так и противников. Из международной практики видно, что вооруженное насилие осуществлялось с различными целями. В большинстве случаев эти цели были связаны с агрессией против другого или других стран и носили захватнический характер. Однако в истории имели место и другие цели применения вооружённых сил - восстановление справедливости, наказание агрессора и др.

Общая классификация войн

Системный анализ истории показывает, что все войны на нашей планете можно совершенно строго разделить на войны доядерного периода и войны в ядерный период. В доядерный период чредование войны и мира на Земле было естественным и, даже в какой - то мере, привычным состоянием. Войны практически никогда не прекращались, имели своё развитие и с древнейших времён и до наших дней уже прошло, по крайней мере, четыре поколения доядерных войн и военных конфликтов. Основные рубежи смены поколений таких войн совпадают, главным образом, с историческими качественными скачками в развитии экономики, которые приводили к появлению новых вооружений, а это приводило к смене форм и способов вооружённой борьбы. Вместе с тем исторический опыт убеждает, что любая война, подготовка к ней и особенно ликвидация её последствий в большинстве своём возвращали воевавшую страну на более низкую ступень развития.

История свидетельствует, что в доядерный период практически все войны были инструментом политики, её продолжением силовым способом.

Уже более 50 - ти лет на нашей планете имеются государства готовые вести ядерную войну, и она, в случае её развязывания, станет последней и в этой эволюции и в истории самой планеты. Такая война неминуемо вышла бы за рамки породившей её политики и привела бы к концу всякой политики и к катастрофическим последствиям на нашей планете.

В историческом плане войны первого поколения ( древние воойны) ещё не носили ярко выраженного политического характера. Их следует отнести к рабовладельческому и феодальному периодам обществ, с присущим им слабым развитием производства. Вооруженная борьба в этих войнах осуществлялась пехотой и конницей, оснащенных холодным оружием, главным образом с целью уничтожения войск противника. Победители завладевали всем, что представлялось им ценным, а побеждённых, как правило, уничтожали, или превращали в рабов.

На определённом этапе истории, связанным с ростом производительности труда, возникновением частной собственности, классов, войны и вооруженная борьба в них стали воплощать в себе как бы единство уничтожения и принуждения и уже начали приобретать политический характер. Войны первого поколения, не смотря на примитивность используемых вооружений, способов их подготовки и ведения, уже были средством осуществления политики господствующих классов. Уничтожение человека человеком носило характер естественной необходимости. Более двух тысяч лет человечество существовало на идее Гераклита о том, что война - творец, начало всех вещей, а Аристотель считал войну нормальным средством для приобретения собственности. Видимо эти доводы и были положены в основу того, что войны приобрели регулярную устойчивую функцию народной жизни, хотя трудно согласиться с подобными доводами как относительно исторических времён, так и в наше время.

Формы и способы ведения войн второго поколения были обусловлены результатом развития материального производства, появлением пороха и гладкоствольного оружия.

Нарезное стрелковое оружие и нарезная артиллерия, обладающие большой дальностью, скорострельностью и точностью привели к появлению войн третьего поколения.

Принятие на вооружение автоматического оружия, танков, боевых самолётов, появление новых мощных транспортных средств и технических средств связи повлияли на становление и дальнейшее развитие и ныне не пекращающихся войн четвёртого поколения. Концепция войн этого поколения, основой которой являются действия сухопутных войск, уже существует почти 80 лет.

Анализируя опыт войн, военных и вооруженных кофликтов, имевших место только за последние 52 года, можно обнаружить смену закономерности в развитии вооружений: плавный, постепенный эволюционный процесс разработки и модернизации известных видов вооружений начал уступать место скачкообразному их обновлению. Особенно это нашло своё выражение в том, что в этот период появилось не просто новое оружие, а целые боевые системы, способные выполнять те задачи, которые ранее возлагались в основном на живую силу. Например, в войне в Корее (1950-1953 гг.) было применено 9 ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме ( 1964 -1975 гг.) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке ( 1967, 1973, 1982, 1986 гг.) - около 30. А в войне в зоне Персидского залива (1991 г.) - свыше 100. Однако следует особо отметить, что появление новых более совершенных видов оружия приводило лишь к изменению форм и способов вооруженной борьбы, но, как правило, не меняло саму войну и она не выходила за рамки четвёртого поколения.

Продолжением научно - технической революции последних 40 - 50 лет в военном деле явилось ракетно - ядерное оружие, ставшее базой войн пятого поколения, которые, как уже отмечалось, за исключеием атомной бомбардировки двух городов Японии в конце Второй Мировой войны в 1945 году, к счастью, ещё не возникали. Характерной особенностью развития военного искусства в этот ядерный период явилось снижение интереса к обычному оружию особенно оперативно - стратегического назначения. В период, когда ставка делалась лишь на ядерное оружие оно перестало играть свою роль. Наступил достаточно длительный период застоя в развитии обычных высокоточных систем наведения на большие дальности, и вообще в создании дальнобойных средств поражения, способных точно поражать цели обычным оружием. Для ядерного оружия высокие точности не требовались.

Следует подчеркнуть, что в войнах всех доядерных поколений главным объектом поражения непременно были вооруженные силы противоборствующих сторон, т.к. только после их разгрома на их же территории можно было разрушить экономику, а затем, свергнув политический строй противника, - добиться победы. Ввиду того, что обычных средств массированного воздействия одновременно по всей территории противника, его военным и гражданским объектам не существовало, то для достижения стратегических результатов в войне приходилось вести на его оккупированной территории длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба главным образом многочисленными сухопутными группировками. Таким образом, во всех поколениях войн доядерного периода эти задачи как правило решались лишь в ходе оккупации территории противника и ценой огромных потерь живой силы.

В ракетно - ядерный век всё резко изменилось и первоочередными объектами поражения могут стать не только вооруженные силы, но и практически вся территория и всё население воюющих сторон одновременно, а точнее - ареной военных действий в ракетно - ядерной войне становится вся планета Земля, её океанские и морские акватории, воздушно - космическое пространство.

В силу того, что ядерная война не ведет к достижению ни стратегических, ни политических целей, то именно она и породила "холодную войну", которая очень долго шла между двумя противоположными мировыми системами. Россия, как правоприемница СССР унаследовала не только его ядерное оружие, но и его поражение в холодной войне. Сейчас после окончания холодной войны США в первую очередь предпринимают попытки найти выход из тупиковой ситуации, в которой оказалось ядерное оружие, накопленное в больших количествах в ряде стран. Соединенные Штаты прежде всего хотят любым путем лишить независимую Россию военно-технических возможностей по нанесению любого ракетно-ядерного удара по их территории. Здесь не имеет особого значения с какой целью возможен удар: для нанесения неприемлемого ущерба их территории и национальным интересаи; для поражения населения, или разрушения экономики и т.п. Просто США хотят быть абсолютно уверены, что ядерного удара из России по их территории никогда не будет. Поэтому они видимо будут готовы либо пойти на кардинальное ядерное разоружение с втягиванием в этот процесс и России, либо хотя бы на деактивацию сратегических наступательных вооружений. Сейчас в США развернута широкая кампания по односторонней деактивации и даже полной ликвидации американских стратегических наступательных сил. Там стали понимать, что ядерное оружие не благо, я бремя, которое не обеспечивает больше безопасности государству, чем без него. Тем временем их стратегические ядерные силы если не нацелены, то ориентированы на Россию, не зависимо от складывающихся с ней отношений. И по настоящему дружественные отношения между этими двумя странами возможны лишь тогда, когда их яденое оружие будет полностью ликвидировано на взаимной основе.

Поэтому до создания эффективной системы коллективной безопасности и с учетом своего геополитического и экономического положения Россия будет вынуждена делать ставку на ядерное оружие, а значит будет упорно сопротивляться его сокращению и ликвидации.

Пока у России будет ядерное оружие США будут весьма ревностно относиться к её попыткам объединить вокруг себя страны СНГ и другие страны. Сама Россия не захочет становиться полноправным членом НАТО из-за нежелания попасть под военный контроль США, играющих головную роль в этом блоке.

В таких условиях стремление дать прогностический анализ войны и вооруженной борьбы будущего является не простой задачей. Это связано с необходимостью познания кардинальных перемен не только в межгосударственных отношениях, но и в развитии науки и техники, вооружений, а также и в военном строительстве, планировании, военном искусстве. Знание, высказанное ученым, всегда относительно и несет на себе груз субъективности. Цель данной работы заключается не в том, чтобы дать ответы на многие вопросы, связанные с войной будущего, а в том, чтобы поставить эти вопросы.

Известно, что в прошлых войнах доядерного периода при прогнозировании их характера даже на относительно небольшой период (до 10 лет) допускались серьёзные ошибки, крупные просчёты. Когда результаты прогнозов становились основой военного планирования, то эти ошибки можно было исправить лишь на поле боя и безусловно только большими потерями. В войне будущего такие ошибки могут стать роковыми, т.к. они могут привести к проигрышу войны в целом.

В условиях, когда практически во многих странах идёт непрерывеое развитие или создание вооруженных сил, когда принимаются долгосрочные программы разработки новых видов оружия и военной техники, особенно ценным становится прогностическое видение войны будущего, скажем , через 15 -20 и больше лет. Это необходимо знать уже сегодня, т.к. именно сегодня следует разрабатывать и закладывать в производство будущее оружие и создавать такие вооруженные силы, которые будут способны вести вооруженную борьбу и войны будущего.

В этой связи военная теория разрабатывает и исследует, а военная практика проверяет концепции войн шестого поколения, в которых решающая роль отводится уже не большому количеству сухопутных войск, не ядерному, а высокоточному обычному оружию и оружию на новых физических принципах. Эти новейшие сейчас виды оружия примерно через 10 - 15 лет, а в некоторых странах и гораздо раньше начнут вытеснять нынешние многочисленные общевойсковые формирования и окончательно обесценят не только ядерное оружие, но и обычные вооруженные силы на базе сухопутных войск. Высокоточное оружие-это такой вид управляемого обычного оружия, вероятность поражения которым с первого пуска малоразмерных целей, находящихся даже на межконтинентальных дальностях, близка к единице в любых условиях обстановки и при активном противодействии противника. Системы высокоточного оружия представляют собой органическое сочетание высокоэффективных средств разведки, управления и поражения. Высокоточное оружие по эффективности поражения целей приближается к тактическому ядерному оружию, а в некоторых случаях и превосходит его. Уже практически разрушен тот условный барьер, которым длительное время разделяли ядерное и обычное оружие. Массированное применение обычного высокоточного оружия по военным объектам, объектам экономики способно парализовать жизнедеятельность любого государства, а при разрушении пожаро-, взрыво-, химически-, радиационно- и других тпотенциально опасных лбъектов-вызвать экологические катастрофы. Сейчас высокоточное оружие интенсивно разрабатывается в ряде стран.

Ясно, что применение живой силы и массирование войск в войне нового поколения становится не преимуществом, а большим недостатком.

Создаваемые на основе достижений современной науки обычные высокоточные средства по своим поражающим возможностям не только приближаются к ядерному оружию, но обладают весьма "ценным" преимуществом - отсутствием прямых экологических последствий после его применения, что полностью меняет характер возможных войн и военных конфликтов.

Войны шестого, в отлчие от четвёртого, поколения скорее всего не будут носить длительный затяжной характер и весь процесс вооруженной борьбы будет протекать более скоротечно по законам и правилам, которые будут навязаны сильнейшим - тем, кто в наибольшей мере подготовился к таким войнам.

Но до тех пор, пока в ряде стран будет сохраняться и ядерное оружие, войны нового поколения будут нести в себе угрозу перерастания их в ядерную войну. Обычное высокоточное оружие в войнах и конфликтах будущего способно нанести поражение ядерным силам и средствам, а также гражданским объектам атомной энергетики, химической промышленности сторон, что, в свою очередь, может стать детонатором или ядерной войны, или ядерного поражения типа чернобыльского.

Кроме ядерной гражданской технологии в наиболее развитых странах имеется множество технологий и систем, связанных с высоким риском, обладающих экологическим и социальным потенциалом катастроф. В случае войны с участием таких государств воюющие стороны вряд - ли будут сдерживать себя от нанесения высокоточных ударов по тем объектам, которые и могут стать источником не только большой разрушительной силы, но и заражения радиоактивными и химическими отравляющими веществами в концентрациях, на много превышающих допустимые для человека нормы. Уязвимось высокоразвитых стран в случае даже войны с применением обычных средств поражения является объективной реальностью. Они не могут быть жизнедеятельными в условиях любой войны. Сейчас практически все развитые индустриальные страны могут функционировать только в условиях мира. Никакие вооруженные силы и созданная ими оборона не в состоянии обеспечить жизнеспособность этих стран в условиях войны. Требуется практически заново решать довольно сложные проблемы обороны и защиты прежде всего объектов экономики от воздействия по ним высокоточными средствами поражения по всей территории страны. В войнах нового поколения более существенно возростает зависимиость вооруженных сил воюющих государств от их экономических возможностей, чем от поражения их противником. Следовательно и масштабы вооруженного воздействия по экономике примут настолько значительные размеры, что потребует звблаговременно проводить соответствующие мероприятия не только по их обороне, но и защите.

В войнах будущего неизбежно возникает ситуация, когда наличие у воюющей стороны большого количества ракетно-ядерного оружия, ядерных и химических объектов экономики будет нести настолько большую угрозу, что даже небольшой вооруженный конфликт с ее участием может стать причиной ядерного или иного катастрофического поражения не только этой страны, но и всего человечества.

И если такая война всё же начнётся, то в ходе неё сторона, имеющая на вооружении большое количество высокоточных средств, безусловно будет стремиться наносить удары по объектам противника, связанным с возможностью возникновения катастрофических поражений за счет вторичных факторов. Непременно будут нанесены массированные удары прежде всего по средствам ответного удара (в том числе и ракетно-ядерным), важнейшим ключевым, но техногенно опасным объектам экономики на всей территории противника, т.к. только таким путём можно быстро и эффективно добиться стратегических результатов и победы в целом.

В случае, если воюющие стороны будут способны вести войны разных поколений, то сторона, ведущая новую войну, может даже преподнести неожиданный сюрприз. Уничтожение вооруженных сил противника, не способных вести новую войну, останется для стороны, сделавшей ставку на высокоточное оружие, не первоочередной, а одной из последующих целей войны. Расходовать высокоточные средства и оружие на новых физических принципах для разгрома живой силы противника может оказаться даже не целесообразным. Если высокоточными средствами будет полностью выведена из строя экономика и важнейшие военные объекты противника, то его вооруженные силы сами потеряют боеспособность и развалятся. Сторона, не готовая к такой новой войне, будет вынуждена действовать старым способом и ей ничего не останется, как перейти своими многочисленными сухопутными войсками к обороне, хотя при этом ей может и не противостоять сухопутный противник. Она будет безуспешно пытаться делать ставку на совместные действия различных видов вооруженных сил и родов войск и постоянно ожидать благоприятного момента, чтобы применить свои сухопутные группировки. Однако такого хода вооруженной борьбы может вообще не быть. Если проанализировать ситуацию более глубоко, то в это время вооруженные силы любого государства, не готовые к ведению войн нового поколения, вынуждены будут лишь наблюдать как идет со всех направлений огромный по масштабам и длительности массированный удар высокоточных средств противника, проводимый одновременно с его операцией радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Именно в этот период войны политическое руководство стороны, сделавшей ставку на её прошлый вариант, терпя катастрофическое поражение может прибегнуть к применению ядерного или химического оружия, если они имеются у него. А стороне, наносящей в течение длительного времени массированный удар высокоточными средствами, не будет необходисмости захватывать территорию другой стороны и тем более удерживать её длительное время.

Для государства не подготовленного к ведению войны нового поколения это будет равносильно поражению, т.к. для противостояния массированному удару высокоточных воздушно-космических средств надо было иметь совершенно другие вооруженные силы. Они должны были создаваться не на базе крупных сухопутных группировок войск, а прежде всего на базе эффективной стратегической системы воздушно-космической обороны, способной отражать длительные массированные удары высокоточных средств противника и на базе достаточного количества собственных высокоточных средств поражения различной дальности действия и средств на новых физических принципах, действующих в соответствии с законами войн шестого поколения.

Те средства отражения и поражения, которые имеются сейчас в вооруженных силах на базе противосамолетной обороны и сухопутных войск могли быть достаточно эффективными в войнах четвёртого поколения, но они практически непригодны в войнах шестого поколения. Не окажет своего влияния и наличие ядерного оружия на достижение политических и стратегических целей в таких войнах. Его применять нельзя даже в минимальном количестве и оно будет оставаться лишь свидетелем поражения ядерного государства в обычных войнах будущего.

Вся длительная история войн показывает, что вооруженное насилие, как неизбежный инструмент войн или военных конфликтов, всегда менялось лишь в сторону увеличения потерь войск, населения, разрушения экономики, нарушения экологического равновесия в природе и др. Тем не менее, войны с применением обычных средств поражения беспрерывно шли в доядерный период, не прекратились в ядерный и, видимо, сохранятся и в будущем, не зависимо от того, какое оружие находится на вооружении государств. Исторический опыт показывает, что те политические лидеры, которые хотябы однажды достигли определённых результатов путём применения насилия, идут снова на него без особых раздумий и страха.

Хотя ядерная война на планете невозможна и даже абсурдна, опасность её возникновения будет сохраняться до тех пор, пока существует ядерное оружие. Но, как уже подчёркивалось, ядерное оружие с момента его появления переросло цели, ради которых создавалось. Его применение в малом и даже в единичном количестве в любой войне преднамеренно или случайно неминуемо приведёт к всеобщей ядерной катастрофе, а может и к гибели цивилизации. Тем не менее, оно реально существует и, видимо, останется на вооружении ряда стран ещё достаточно долго. В совремённый период наиболее ярко и отчётливо видна гибельность конфронтационных и насильственных отношений между странами. Любая война не может быть средством достижения каких бы то ни было целей. Но, тем не менее, войны сохранятся и в будущем. Во всяком случае, теория и практика войн и вооруженной борьбы продолжает развиваться.

На рубеже заканчивающегося нынешнего века и тысячелетия в результате революции в военном деле ожидается новый колоссальный скачек в развитии вооружений, а в следствие этого и в формах и способах вооруженной борьбы. Наступает новая эра войн оружия высоких технологий, эра значительного высвобождения человека и вообще живой силы от участия в вооруженной борьбе.

Революция в военном деле- это такие коренные и качественные изменения, происходящие под влиянием научно-технического прогреса в средствах вооруженной борьбы, которые также в корне меняют строительство и подготовку вооруженных сил, способы ведения военных действий и войны в целом. Она проявляется прежде всего через стратегию, как составную часть военного искусства. Стратегия охватывает теорию, практику, планирование и ведение стратегических операций и военных действий. Она тесно связана с военной доктриной государства и руководствуется её положениями в решении практических задач. По отношению к другим составным частям военного искусства - оперативному искусству и тактике стратегия занимает главенствующее положение и является единой для всех видов вооруженных сил. Если стратегия ведения войны не меняется, а меняется только оперативное искусство или тактика, то это не революция в военном деле, а лишь результаты военно - технического прогоресса или научно - технической революции.

Так, применение реактивной авиации в войне в Корее привело к изменению брьбы за господство в воздухе, но это не изменило стратегии войны в целом. В войне во Вьетнаме впервые в массовом количестве применялись вертолёты, что привело к изменеию общевойскового боя - он приобрёл воздушно - наземный характер, но опять же характер войны не изменился. В войнах на Ближнем Востоке были проведены эксперементальные пуски высокоточного оружия, однако и здесь характер войны также не менялся. Но в войне в зоне Персидского залива впервые изменился характер войны в целом, произошла настоящая революция в военном деле, хотя есть и те, кто по различным причинам не хотел бы это замечать.

Для осуществления революции в военном деле требуется совместить достижения военной науки и техники и направить их на революционный переворот в стратегии. Сейчас в мире идёт непрерывный процесс военно - технических революционных преобразований в военном деле, и несмотря на то, что в ряде стран он весьма существенен, его результаты пока ещё далеко не всем даже из наиболее развитых стран удалось распространить на область стратегии, тем более считать себя в полной готовности к войнам шестого поколения.

В течение многих поколений войн их конечный результат- победа складывалась постепенно из совокупности последовательных боевых действий различного масштаба. В этих действиях основную нагрузку несли главным образом группировки сухопутных войск, поддерживаемые другими видами и родами войск. И победитель и побеждённый как правило несли большие потери, а формула победы включала: непременный разгром и полное уничтожение вооруженных сил противника, разрушение его экономики и свержение политического строя противника, что практически всегда требовало оккупации его территории.

Технология войн будущего

С появлением в вооруженных силах государства высокоточного оружия в количествах, достаточных для ведения войны будущего, разгром и уничтожение противника, как одна из важнейших целей во всех войнах прошлого, может достигаться, главным образом, лишь нанесением ударов по его средствам ответного удара. Что касается живой силы противника, то, как уже отмечалось, она вообще может не подвергаться ударам. Вместо этого будут нанесены многочисленные массированные высокоточные огневые удары по объектам экономики и всем ценностям противника в пределах всей глубины территории его страны. Также не будет необходимости наносить удары по его стратегическим резервам на базе сухопутных группировок войск, т.к. в войнах будущего они вообще не потребуются. И, разумеется, не будет необходимости оккупировать территорию противника, а его политический строй, оставшийся без экономики, наверняка развалится сам.

Современное высокоточное оружие в ряде государств постепенно превращается в решающий фактор вооруженной борьбы и победы в войне. Внезапное и массированное в течение длительного времени применение высокоточного оружия может обеспечить вооруженным силам этих государств решение тех же задач, которые ранее возлагались на ядерное оружие, пилотируемую авиацию или сухопутные войска.

Таким образом, главные стратегические и политические цели войны нового поколения достигаются решением целого ряда задач лишь применением обычного высокоточного оружия, а не ядерного. Это и позволяет утверждать, что ядерное оружие, а вместе с ним и война пятого поколения, уходят в прошлое, оно лишается своего влияния на достижение политических и стратегических целей, ему на смену уже идёт другое более приемлемое и весьма эффективное оружие, у которого нет проблем ни с применением, ни с прямыми эколгическими последствиями. Тем более, что поражающие свойства боеприпасов высокоточного оружия, снаряженных обычным взрывчатым веществом, но повышенного могущества или объёмного взрыва, уже сейчас в 30 - 50 раз больше, чем у самых мощных по таким же показателям обычных боеприпасов на базе давно применяемых тротилла, тринитротоллуола и др. На высокоточных крылатых ракетах будут устанавливаться, как это делается и в настоящее время, и противорадиолокационные устройства самонаведения на источник излучения. В этом оружии найдут применение как новые, так и давно известные типы головных частей различного назначения: осколочно - фугасные, бетонобойные, кассетные, объёмно - детонирующие и другие, которые ещё долго будут оставаться на вооружении высокоточных средств.

Высокоточное оружие потребует серьёзного навигационного обеспечения. Будут созданы радионавигационные системы на базе искусственных спутников Земли. Можно утверждать, что подобные системы уже прошли апробацию в последних военных конфликтах на Ближнем Востоке и Югославии.

В ряде стран уже разработана и успешно применяется общеземная система координат, в которой взаимное расположение различных объектов, разнесенных на десятки тысяч километров, определяется с точностью 10 - 20 см. Сейчас, например, это позволяют обеспечить спутниковые навигационные системы ГЛОНАСС и НАВСТАР. Разработаны оригинальные методики, технологии, фотограмметрические и другие приборы высокоточной обработки космических снимков, которые открыли перспективу создания геоинформационных систем, проектирования трёхмерных моделей местности, создания и обновления топографических карт, планов городов, отдельных объектов экономики, цифровых моделей местности и электронных карт, формирования банков данных прежде всего в военных целях.

Несмотря на увеличение пространственного размаха вооруженной борьбы в войне нового поколения, навигационное обеспечение позволит значительно повысить точности стрельбы обычными неядерными ракетами различной дальности действия. Повышение точности стрельбы является наиболее экономичным способом повышения эффективности их применения. Если за счёт повышения мощности заряда обычного типа, скажем, в два раза поражающая способность ракеты возрастёт на 40%, то повышение точности также в два раза увеличит её поражающую способность на 400%, т.е. в 10 раз. Все ракеты малой, средней и большой дальности действий, имеющие боеголовку обычного типа, также станут высокоточными. В целом точность стрельбы всего высокоточного оружия в ближайшие 10 - 15 лет возрастёт ещё не менее, чем в 5 раз. Это будет достигнуто главным образом за счёт точной навигации каждой летящей ракеты, а также за счёт коррекции их полёта к цели с помощью специальных устройств размещённых на искусственных спутниках Земли.

Война в зоне Персидского залива и высокоточные ракетные удары авиации НАТО по боевым позициям сербских войск в войне в Югославии достаточно убедительно продемонстрировали возможности высокоточного оружия и уже дали мощный толчок в его развитии, что и ведёт к существенным изменениям форм и способов вооруженной борьбы и практическому переходу к войне нового поколения.

Известно, что за 20 лет между Первой и Второй Мировыми войнами произошла смена лишь одного поколения средств вооруженной борьбы, и тем не менее Вторая Мировая война по своему характеру уже резко отличалась от Первой Мировой войны. После Второй Мировой войны уже прошло более 50 лет и за это время сменилось три - четыре поколения только ракетного оружия, а его дальность, точность, поражающие возможности возросли на несколько порядков в том числе и в обычном снаряжении.

Высокоточное оружие, которое в своём развитии также уже вышло на уровень четвертого поколения, позволяет, в случае его массированного применения в течение определённого времени, добиться не только превосходства в войне, но в корне изменть сам характер войны. Создание высокоточного оружия- это объективный процесс развития и совершенствования средств вооруженной борьбы. Опыт многих локальных войн последнего десятилетия убедительно свидетельствует, что огневое поражение противника с большого расстояния существенно уменьшило необхрдимость применения общевойсковых формирований. Как показал опыт войн, ни дальнейшее увеличение плотности огневых средств, ни увеличение ресурса и расхода боеприпасов, не ведут к значительному повышению эффективности огневого поражения. Экстенсивные методы себя уже исчерпали и требовалась кардинальная смена не только оружия, но и стратегии ведения войны в целом.

На вооружение ведущих стран мира уже поступают новейшие виды систем оружия, главным отличительным признаком которых является реализованный принцип "выстрел - поражение", т.е. они обладают способностью гарантированно поразить цель одним выстелом, в любое время суток, в сложных метеорологических условиях и интенсивном противодействии со стороны противника. Наиболее общими чертами систем высокоточного оружия являются: резкое увеличение дальности стрельбы; широкая унификация оружия не зависимо от его базирования; исключение человека из процесса разведка- целеуказание-поражение; увеличение эффективности поражения за счет высокоточной навигации и повышения могущества взрывчатого вещества на головной части.

Особенности боевого применения высокоточного оружия привели к необходимости интеграции различных средств вооруженной борьбы в единые системы высокоточного оружия разведывательно - ударные комплексы. Эти комплексы будут представлять собой сложные системы функционально взаимосвязанных средств разведки, управления, обеспечения и поражения. Сложность таких систем не станет препятствием для их использования в условиях войны. Они будут абсолютно надежны, устойчивы к радиоэлектронному противодействию и не потребуют особой подготовки обслуживающих их операторов.

После тщательного изучения результатов высокоточных ударов по важнейшим военным и экономическим объектам Ирака в войне в зоне Персидского залива в США было принято решение о полном финансировании нового проекта корабля ХХ1 века - "Арсенал". Первый корабль этой серии должен быть построен уже в 2001 году. Это будет совершенно новый компьютирезированный корабль - носитель большого количества (500 пусковых установок вертикального пуска) уже проверенных в боевых условиях высокоточных крылатых ракет типа "Томагавк". Как ни странно, но кипаж такого корабля не будет превышать 20 человек.

Известно, что в войне в зоне Персидского залива эти высокоточные крылатые ракеты, запущенные на дальность 1200 - 1500 км, успешно празили 80% всех важнейших военных и гражданских объектов на территории Ирака. Это дало мощный толчек к разработке совершенно новых ракет подобного класса - "Фастхок ", которые будут иметь более высокую точность попадания в цель, чем ракеты "Томагавк" и не исключено, что именно они и будут в последствии находиться на вооружении этого нового корябля. Ожидается, что ракеты нового класса появятся на вооружении в 2005 году, а до этого времени этот корабль будет иметь на вооружении современные ракеты. Первые три корабля этого класса, начиная с 2003 года, вполне очевидно уже будут нести службу в акваториях Персидского залива, Средиземного моря и западной части Тихого океана. Прогностический анализ позволяет предположить, что к 2020 году количество кораблей данного проекта может составлять не менее 70 единиц, а в последующем- 100 единиц.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира высокоточные крылатые и другие ракеты обычного типа наземного, воздушного и морского базирования могут применяются лишь в условиях информационного превосходства. Потребуется с помощью средств информатики, разведки и связи быстро получить точную, своевременную и защищенную информацию, позволяющую правильно реагировать на любой конфликт с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Для этого видимо придется разработать совершенно иные, чем сейчас-глобальные военные системы командования, управления, разведки и связи. Понадобится иметь комуникацию информационных сетей, перекрывающих все сферы вооруженной борьбы практически по всему земному шару. Одновременно потребуется препятствовать противнику в получении информации для управления его войсками и оружием. Информационное превосходство должно быть реализовано через превосходство в мобильности, в быстроте реакции, в точном воздействии по противнику и в минимально возможном риске для своих сил и средств. Информационное превосходство должно быть реализовано: через господство в маневре силами, средствами и огнем; через массированное и длительное по времени применение высокоточного оружия; через адресное всестороннее материально-техническое обеспечение; через надежную защиту сил и средств на всех уровнях.

Информационная составляющая самого высокоточного оружия будет иметь полный набор программных средств и мер как активной и пассивной защиты от атак на его информационные системы, так и воздействия по отношению ко всем существующим и перспективным системам ПВО и ПРО противника и будет действовать совместно с космическими средствами разведки целей и объединенной радиолокационной системой обнаружения и наведения. Средства разведки также получат большое развитие, т.к. на них будут возложены задачи поиска, обнаружения, идентификации и измерения необходимых параметров стационарных объектов экономики, которые должны быть уничтожены высокоточными крылатыми или межконтинентальными ракетами. Будут использоваться командные пункты космического и воздушного базирования для направления ударов по наиболее важным стационарным и подвижным целям.

Для обнаружения наземных целей, подлежащих поражению в глубине территории противника, видимо потребуется создать более дешевые чем космические, но высокоэффективные беспилотные самолетные средства стратегической разведки. Разведывательный потенциал государств может существенно повыситься именно за счет беспилотных летательных аппаратов с большой продолжительностью полета.

Следует отметить, что в ряде наиболее развитых стран в различных видах их вооруженных сил, родах войск уже сейчас имеется большое количество разнотипных сил и средств разведки, однако все они в значительной мере разобщены. В войнах и военных конфликтах будущего потребуется высокая интеграция многочисленных разведывательных системы для их автоматизированного распределения в глобальной информационной сети по всему земному шару. Возникнет необходимость серьёзного объединения систем разведки космического и воздушного базирования. Неизбежно повышение гибкости применения и унивесализации средств разведки.

Требуемое количество воздушно-космических сил и средств разведки в войнах нового поколения, как уже было подчеркнуто, будет восполняться главным образом беспилотными летательными аппаратами, количество которых на рубеже 2000 года в западных странах достигнет 30 тысяч. Один из подобных самолетов уже был продемонстрирован в США в средине февраля 1997 года в Сан Диего ( штат Калифорния). Этот самолет имеет расчетную дальность полета до 25 тыс. км и способен находиться в воздухе в течение 42 часов на высоте 22 км. На борту беспилотного самолета имеются оптические и инфракрасные телекамеры, радиолокационная станция, а также станции радио и радиотехнической разведки. Бортовая аппаратура позволяет производить детальную съемку местности с точностью до 30 см и непрерывно передавать разведданные по спутниковым каналам связи непосредственно на центральный командный пункт вооруженных сил США. Есть сведения, что другой самолет-разведчик подобного типа также разрабатывается в США. Правда, его характеристики несколько ниже- продолжительность полета 12 часов на высоте 15 тыс. км. Однако этот самолет разрабатывается по программе "Стелс", т.е. он будет неведимкой для средств обнаружения. США намерены иметь к началу нового века и тысячелетия 120-150 стратегических самолетов-разведчиков, а последующем их количество может достигать 500-600 единиц. Не исключено, что часть таких самолетов будет изготовлена и для других стран-Великобритании, Франции, Германии, Китая, Тайваня.

Наиболее развитые государства, принимающие необходимые меры к реконструированию своих вооруженных сил, вполне вероятно, будут иметь возможность уже на рубеже первых десяти лет нового века вести войны шестого поколения. Эти войны будут начинаться, идти и завершаться совершенно иначе, чем все предыдущие.

Уже реально мы живем в то время, когда сначала скрытно, а затем и открыто будут уходить в прошлое нынешние поколения вооруженных сил. Сейчас в экономически развитых странах идёт весьма интенсивное накопление высокоточных средств поражения. Это оружие прошло серьёзную апробацию в локальных войнах и вооруженных конфликтах последних пятнадцати лет и уже становится весьма дефицитным товаром на рынке вооружений. Впервые о высокоточном оружии мир узнал 4 мая 1982 года, когда оно было применено в фолклендской операции. Тогда два аргентинских самолёта нанесли удар по наиболее современному английскому эсминцу "Шеффилд" высокоточными ракетами французского производства. Корабль был поражен, погибло более двух десятков членов экипажа и ещё столько же было раненых. Всего было запущено пять высокоточных ракет, из которых четыре попали в цели и два английских корабля были поражены. Ещё одна высокоточная ракета была запущена с берега по эсминцу, который патрулировал у аргентинского побережья. Третий эсминец был тоже поражен. Сейчас английские специалисты откровенно заявляют, что если бы у Аргентины тогда оказалось хотябы два десятка таких высокоточных ракет и если бы ещё был поражен хотя бы один из имевшихся там двух авианосцев "Гермес " или "Инвинсибл", то Великобритания проиграла бы этот конфликт даже несмотря на то, что она обладала подваляющим превосходством на море, в воздухе и на суше, а также имела ядерное оружие.

Следует ожидать, что очень скоро на выставках и рынках вооружений наибольшим спросом будут пользоваться не оружие для сухопутной войны, не авиация, способная действовать лишь над полем боя, не средства противосамолётной обороны, а высокоточные средства воздушного и морского базирования и средства их доставки, а также навигационные средства и средства противокрылаторакетной обороны. Вполне понятно, что тот, кто уже сейчас завоюет рынок высокоточного оружия и оружия борьбы с ним может на этом не только колоссально заработать, но и фактически окупить все свои расходы на создание новых вооруженных сил и вооружений.

Безусловно, даже в наиболее развитых странах структура вооруженных сил, формы и способы их применения будут меняться не сразу, а по мере принятия на вооружение достаточного количества этого оружия. В течение оределённого периода времени вооруженные силы таких стран будут постепенно накапливать способность вести войны нового шестого поколения и сохранят способность выполнять большое количество задач стратегического и оперативно - тактического уровня, относящихся к войнам четвёртого поколения.

В этот переходный период будут действовать совместно стратегические неядерные средства, воздушные, морские и сухопутные силы и средства доставки высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. В значительной мере этому будет способствовать также продолжающаяся разработка кроме высокоточных средств и других типов вооружений и в первую очередь оружия направленной передачи энергии, автоматических и автоматизированных систем наведения высокоточного оружия, новых взрывчатых веществ повышенного могущества, средств обработки данных сверхвысокого быстродействия, а также средств радиоэлектронной борьбы.

После завершения переходного периода в войнах шестого поколения найдут широкое применение средства поражения, действие которых по объектам (целям) будет основано на использовании физических форм энергии, а также соответствующих средств защиты от их воздействия. Можно утверждать, что и в вооруженной борьбе будущего главной останется физическая борьба. Однако вовсе не исключено, что в этой борьбе найдут применение и другие средства поражения.

В арсеналах некоторых главным образом отсталых стран в переходный период сохранится на вооружении химическое оружие (ядерное оружие бедных), которое они вполне вероятно могут применить не опасаясь за последствия. В случае применения таких средств поражения, потребуется иметь и применять соответствующие средства защиты от их воздействия. Такой вид вооруженной борьбы будет относиться к химической борьбе. Думается, что после окончания переходного периода будут приняты все меры, направленные на полную ликвидацию этого оружия на нашей планете.

Не исключено, что в переходный период может получить развитие и биологическое оружие. Оно также наиболее вероятно может быть на вооружении ряда экономически отсталых, но экстремистских стран. Вид вооруженной борьбы, в котором поражение будет осуществляться биологическим воздействием и будут применяться соответствующие средства защиты, можно назвать биологической борьбой. Есть основания полагать, что с помощью ООН, Совета Безопасности это оружие будет поставлено вне закона и в случае его разработки в отдельных странах к ним будут приняты все в том числе и силовые меры по прекращению производства и ликвидации имеющихся запасов.

Физическая вооруженная борьба останется основным видом и в войнах нового поколения. Это давно известный вид борьбы, который использует преимущественно физические формы энергии для поражения противника и защиты от физического поражения противника своих войск, оружия, военной техники, объектов и среды. Для физического пораженрия в вооруженной борьбе будущего найдёт широкое применение энергия всех уже достаточно известных физических форм движения материи - кинетической; акустической; электромагнитной; энергии элементарных частиц; ядерной энергии; тепловой и др.

Таким образом, в зависимости от форм энергии, в войнах и вооруженной борьбе будущего для физического поражения в соответствующих вооружениях будут использоваться: различные виды кинетического, акустического, электромагнитного, радиационного и теплового видов воздействия.

Кинетическое поражение и в новом столетии наверняка ещё сохранит свою ведущую роль как главный вид поражающего воздействия на объекты, цели. Оно будет осуществляться с помощью доставляемых с высокой, или даже абсолютной точностью, независимо от дальности стрельбы, ракетных боеприпасов повышенного могущества и образовавшихся в результате их своевременного подрыва осколков, ударной воздушной волны и кумуляции. Это будут не просто высокоточные ракетные средства доставки и поражения, они сами будут обладать повышенной живучестью и высокой стойкостью к поражающим факторам в полёте со стороны противника (в десятки раз выше, по сравнению с настоящими). Следует ожидать, что время подготовки таких средств к стрельбе будет сокращено по сравнению с настоящим не менее, чем в 4 - 5 раз и будет составлять десятки секунд, а точность попадания в цель, как уже подчеркивалось, станет абсолютной независимо от дальности до цели.

Известно, что при кинетическом поражении происходит разрушение и повреждение объектов, целей вследствие воздействия кинетической энергии и превращения её в другие виды энергии. Учитывая направленность этого оружия главным образом против объектов экономики, для него будут продолжать разрабатывать обычные боеприпасы различного предназначения, но повышенного могущества. Следует ожидать появления и нового класса высокоскоростных (5-8 М) крылатых ракет воздушного и морского базирования, изготовленных по технологии "Стелс", с дальностью стрельбы от 500 до 8000 км и с высотой полёта от 30 м до 60 км в режиме радиомолчания, коррекцией полёта с помощью ИСЗ и сложными схемами самонаведения на цель (маневрирование скоростью и высотой, высокоскоростной выход на цель с тыльной стороны, пикирование на цель и др.).

В войне и вооруженной борьбе будущего для вывода из строя обслуживающего персонала объектов экономики может найти применение и оружие на новых физических принципах (НФП) - акустическое поражение. Оно может доставляться в больших количествах с помощью высокоточных крылатых и баллистических ракет, выбрасываться на парашютах, сбрасываться на землю в районе объектов и проникать внутрь объектов, подлежащих поражению. В этом виде поражающего воздействия будет использоваться энергия акустических излучений определённой частоты и энергия, генерируемая акустическим оружием. Такое поражение может вызывать деморализацию и даже гибель всего живого, нарушать работу или выводить из строя те радиоэлектронные средства, которые работают на принципе приёма и преобразования акустических волн, разрушать отдельные элементы некоторых видов оружия, военной техники и объектов. Носителями такого оружия могут быть наземные, морские, воздушные и космические средства.

Значительное развитие получит оружие НФП электромагнитного поражения. Оно будет представлять собой вид поражающего воздействия на объекты, цели с использованием энергии электромагнитных излучений различных длин волн и уровней мощностей, генерируемых радиочастотным и лазерным оружием, средствами радиоэлектронного противодействия (РЭП) или высотными ядерными взрывами. Такое оружие будет способно подавлять практически все классические радиоэлектронные средства (РЭС), работающие на принципе приема и преобразования электромагнитных волн; вызывать расплавление или испарение металла оружия и военной техники или вызвать структурные изменения электронных элементов военной техники; оказывать влияние на поведение человека; разрушать живые клетки, нарушать биологические и физиологические процессы в функциях живых организмов. Носителями такого оружия могут быть ракетные системы наземного, морского и воздушного базирования, применяемые по настильным траекториям, беспилотные средства большой дальности действия.

Радиационное поражение в вооруженной борьбе будущего может стать видом поражающего воздействия на объекты, цели оружием НФП, использующим энергию ионизирующих излучений. Оно может воздействовать на людей, военную технику, оружие, объекты экономики, а в некоторых случаях и на окружающую среду. Здесь поражение осуществляется элементарными частицами и электромагнитными излучениями, образуемыми с помощью компактных ускорителей частиц. Аналогичный эффект может быть получен уже сейчас при ядерных взрывах или при самопроизвольном распаде радиоактивных веществ. Подобное произошло в России в июне 1997 г. в федеральном ядерном центре Арзамас-16 (г. Саров Нижегородской обл.), где произошел сильный выброс нейтронного излучения. Как показал этот случай, была вызвана мощнейшая ионизация на критической сборке, которая и привела к смерти оператора. Этот вид поражения может вызвать структурные изменения, разогрев, разрушение или нарушение физических и химических процессов в живых организмах, материалах оружия, военной техники и в элементах природной среды. Однако есть надежда, что применение такого оружия с помощью ядерных взрывов всё же маловероятно в войне и вооруженной борьбе будущего. Что касается ускорителей, то боевые варианты оружия НФП скорее всего наземного базирования могут появиться за пределами прогнозируемого периода.

Тепловое (термическое) поражение - это вид поражающего воздействия на объекты, цели с помощью оружия, использующего тепловую энергию и , прежде всего, открытый огонь. Имея физико - химическую природу, тепловое поражение является составной частью как физического, так и химического видов поражения и оно безусловно сохранится и в вооруженной борьбе будущего.

Если проанализировать сущность акустического и электромагнитного поражений, то им присущи общие свойства, состоящие в их лучевой природе, что позволяет объединить эти два поражения в один вид оружия НФП, который можно условно назвать лучевым поражением. Тогда, соответственно, лучевое поражение и защиту от него - лучевой борьбой.

Таким образом, лучевая борьба - это вид физической вооруженной борьбы, в которой боевые средства, живая сила и объекты поражаются энергией электромагнитных и акустических излучений, а также осуществляется защита войск, сил и боевых средств от лучевого поражения противника. Легко увидеть, что совокупностью всех видов физического поражения обладает ядерное оружие, являющееся источником таких видов поражающего воздействия, как воздушная ударная волна, электромагнитное излучение (в том числе световое, рентгеновское излучения и электромагнитный импульс), проникающая радиация (гамма - излучений и нейтронов), сейсмовзрывные волны и радиоактивные загрязнения (альфа - и бета - излучениями) местности, воды, воздушной среды, живой силы и средств вооруженной борьбы, объектов, сооружений и т.п. Однако, ещё раз следует подчеркнуть, что всё же есть уверенность в том, что в вооруженной борьбе будущего этот вид оружия массового поражения применяться не будет по двум причинам: во - первых, в результате существенного сокращения количества ядерного оружия всеми ядерными государствами; во - вторых, в результате жосткого контроля со стороны членов ядерного клуба за ядерной политикой всех ядерных государств. Наиболее вероятно в лучевой борьбе средства поражения будут характеризоваться другими допустимыми, но не ядерными видами поражающего воздействия используемой в них энергии на живую силу, оружие, военную технику объекты и среду.

Руководствуясь данной закономерностью, можно предвидеть вновь разрабатываемые в интересах вооруженной борьбы будущего средства по энергетическому признаку, показывющему сходство и различие видов оружия и их поражающего воздействия в борьбе. Энергетический фактор останется наиболее общим прзнаком для классификации разнообразных видов средств поражения в будущем. Например, кинетическое оружие будет ещё достаточно долго продолжать использоваться в высокоточных ракетных системах различной дальности действия.

Несмотря на то, что нынешнее традиционное оружие поля боя будет постепенно отживать, в переходный период оно в больших количествах ещё останется на вооружении ряда стран. Однако следует ожидать, что будут существенно улучшены его боевые возможности главным образом за счёт повышения точности ( для артиллерийских систем, миномётов, стрелкового оружия - не меннее, чем в 4 - 5 раз).

В войнах и вооруженной борьбе будущего найдёт широкое применение и оружие НФП - лучевое: электромагнитное и акустическое. Воздействие в этом оружии будет достигается лазерным, радиочастотным, инфразвуковым излучениями, а также электромагнитными и акустическими помехами, имеющими и сейчас общее название - радиоэлектронные помехи. Это оружие может использоваться как для поражения, так и для забития помехами воздушно - космических и морских средств поражения. Будет применяться и лучевое оружие, предназначенное для поражения оптических приборов, приемных устройств радиоэлектронных средств и головок самонаведения управляемых боеприпасов, а также и для поражения органов зрения участвующих в вооруженной борьбе людей. Кроме того, это оружие может воздействовать на психику и поведение человека на поле боя, а в дальнейшем оно будет применяться главным образом против оружия и военной техники. В связи с мгновенным и эффективным воздействием на цели лучевое оружие в вооруженной борьбе будущего видимо будет рассматриваться как абсолютное оружие. Следует подчеркнуть, что в лучевом оружии и в средствах радиоэлектронного подавления (РЭП) для воздействия на цели используются практически одни и те же виды энергии. Но, в зависимости от величины излучаемой энергии, они могут либо подавлять работу радиоэлектронных средств (РЭС), либо разрушать их чувствительные элементы, либо поражать расчёты и даже некоторые виды оружия и военной техники. Поэтому в вооруженной борьбе будущего радиоэлектронное подавление будет определяться требуемым уровнем и содержанием лучевого поражения, а радиоэлектронная борьба станет или содержанием или составной частью лучевой борьбы.

Поскольку лучевое оружие и средства РЭП в вооруженной борьбе будущего будут подавлять или уничтожать РЭС, объекты экономики, излучающие электромагнитные сигналы, системы управления всех уровней, важнейшие элементы управляемого оружия и боевые средства противника, то они будут оказывать существенное влияние на ход и исход не только боя, операции, но и войны в целом. В этой связи их правомерно рассматривать уже не как вид обеспечения, а как содержание боевых действий причем оперативно - стратегического масштаба.

Радиационное поражение также может получить развитие в вооруженной борьбе будущего (примерно через 20 -25 лет), но не в ядерных боеприпасах, а в системах ускорительного оружия НФП.

Тепловые средства поражения в переходный период будут представлены хорошо известными в сухопутных войсках огнемётами, зажигательными боеприпасами и огневыми фугасами, исползующими зажигательные вещества, однако следует ожидать, что значительно возрастут их возможности за счёт применения новых термических химических веществ. Эти же средства найдут широкое применение и в высокоточном оружии, воздействующем по объектам нефте - газо добычи, нефтепереработки, нефте - газохранения, нефте - газо коммуникаций и др.

Практически во всех предыдущих поколениях войн, может быть лишь кроме первого, применялось оружие, воздействующее по целям, преимущественно кинетической, химической и тепловой энергией. В вооруженной борьбе будущего кроме этих уже давно ставших традиционными вооружений и их воздействий появятся и новые. Совместно с массовым количеством высокоточного оружия, как уже было подчёркнуто, будет весьма широко применяться и оружие на новых физических принципах, главными среди которых будут средства лучевого поражения.

По аналогии с лучевым поражением и РЭП в вооруженной борьбе будущего к средствам поражения (а не обеспечения) будут также отнесены инженерные средства поражения. Они могут применяться главным образом на завершающих этапах будущих войн прежде всего для борьбы с живой силой противника путём его поражения, а не для обеспечения этой борьбы, как это было в войнах пршлых поколений. Кстати, история войн и военных конфликтов показывает, что 30% заранее подготовленных оборонительных рубежей (в мирное время) с началом войны войсками вообще не занимались.Что касается инженерных заграждений, то они также должны прикрываться огнём. Если в вооруженной борьбе будущего на завершающей фазе войны будут применяться и сухопутные группировки, то сохранит своё значение дистанционное минирование, получит дальнейшее развитие такое понятие, как "минная война", а также будет разработана высокоэффективная тепловизионная аппаратура для разведки минных полей.

В целях маскировки будут широко применяться радиорассеивающие сети, пенообразующие генераторы с радиорассеивающим и теплоизолирующим эффектом, ложные объекты и ложные цели. Соотношение реальных и ложных объектов, в которых до 100% имитируется военная технология и её физические сойства, достигнет уровня не менее 1:5. Ложные комплекты вооружений будут выпускаться на тех же предприятиях, где выпускается основное оружие и они будут являться его неотъемлемой составной частью.

Эффективное поражение и защита в войнах и вооруженной борьбе будущего потребуют кардинального развития средств разведки. Разведка в вооруженной борьбе будущего также изменит свой статус и станет неотъемлемым элементом и содержанием любого удара, боя, сражения, операции, а не их обеспечением, как принято в настоящее время. Единство разведки и поражения, как один из главных признаков вооруженной борьбы будущего, особенно наглядно видны на примерах функционирования разведывательно - ударных боевых систем (РУБС) и разведывательно - огневых комплексов (РУК ).

Аналогичные рассуждения применимы и к определению места маскировки в войнах и вооруженной борьбе будущего. Средства и приемы маскировки, применяемые согласованно с действиями большого количества высокоточных средств и оружия на новых физических принципах в сочетании с поражением средств разведки, будут вводить в заблуждение противника и, несмотря на то, что они непосредственно не поражают целей, но снижают или даже исключают его возможности по радиоэлектронному подавлению и огневому поражению войск и объектов. Поэтому в вооруженной борьбе будущего маскировку также вполне очевидно исключат из видов обеспечения на всех уровнях и отнесут к содержанию боевых действий, в частности, к мероприятиям по защите войск от поражения.

Что касается понятия "обеспечение боевых действий", то в войнах и вооруженной борьбе будущего к нему будут отнесены только те специфические мероприятия, которые создают условия для действий по поражению прортивника или защите от его поражения. Здесь понятие "обеспечение" будет в полной мере отвечать его смыслу: снабжение всем необходимым, недопущение недостатка чего - либо и т. п. Исходя из этого, обеспечением боевых действий в вооруженной борьбе будущего можно будет считать лишь тыловое и техническое виды обеспечения.

Развитие микроэлектроники значительно расширит возможности дальнейшей разработки новых видов высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. Они будут построены на базе самых современных сверхскоростных, сверхбольших интегральных схем, сверхчувствительных датчиков различного диапазона частот. Новая элементная база радиоэлектроники позволит создавать системы управления и наведения высокоточных крылатых ракет в 4 - 6 раз легче, чем сейчас, а значит и в несколько раз увеличть могущество поражающей головки без увеличения мощности энергетической установки ракеты.

Волоконная оптика, новейшая компьютерная техника с голографической памятью станут основой всех высокоточных систем поражения. Будут созданы комплексные системы автоматического (автоматизированного) проектирования высокоточных средств поражения различного назначения, что позволит решать многие сложные проблемы, связанные с выбором рационального проекта из множества возможных вариантов. Они найдут широкое применение при проектировании радиопрозрачных (невидимых) планеров прежде всего для высокоточных крылатых ракет сверх дальнего действия, в которых должны строго учитываться требования, связанные с вероятностью обнаружения их и визуальными средствами. Их характеристики невидимости будут оптимально сбалансированы с размерами, весогабаритными и аэродинамическими характеристиками, а также с маневренностью, надёжностью, стоимостью и др.

Новые вооружения и военная техника не просто резко повысят боевые возможности вооруженных сил, но коренным образом изменят их состав и структуру, а также сам характер возможных войн. Участие в войнах и вооруженной борьбе будущего большого количества разнотипного ударного и оборонительного оружия и оружия на новых физических принципах усложнит эту борьбу.

Главным театром военных действий станет воздушно - космическое пространство даже несмотря на то, что будут весьма значительно сокращены стратегические наступательные вооружения ядерного типа, а война с их применением маловероятна. На смену этим вооружениям прийдут стратегические неядерные силы, включающие также триаду средств наземного, воздушного и морского базирования.

Основу этих сил примерно через 15 - 20 лет будут составлять наземные мобильные ракетные комплексы межконтинентальной дальности стрельбы ( до 10 тыс км), при точности попадания (круговое вероятное отклонение) - не более 5 м. Сюда же будут относиться и атомные подводные лодки, имеющие на борту такие же ракеты и высокоточные крылатые ракеты различной дальности.

Однако авиация в этих силах займёт основное положение. Она практически вся станет главным средством доставки большого количества высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска ( 3 -3,5 тыс км от объектов удара) и после их запуска, не заходя в зону дальнего радиолокационного обнаружения, будет возвращаться за новыми боекомплектами. Получит развитие не только дозаправка в воздухе самолётов - носителей топливом, но и довооружение этих самолётов в воздухе боекомплектами высокоточных крылатых ракет, а в последующем и смена экипажей в воздухе.

Большое количество высокоточных крылатых ракет различных радиусов действий и назначения будет находиться на вооружении и других видов авиации и военно - морских сил. Всё это, в конечном итоге, приведёт к кардинальным изменениям в военном искусстве.

Уйдут в прошлое операции сухопутных группировок, а ядерные средства будут вытеснены высокоточным обычным оружием, массовое применение которого позволит достигать не только стратегических, но и политических целей войны. Войны четвёртого поколения (обычные безъядерные) как бы перешагнув через пятое поколение (ядерные), трансформируются в войны шестого поколения (обычные безъядерные и без наземных операций сухопутных войск).

Когда США и их союзники проводили операцию "Буря в пустыне", то телезрители многих стран мира видели "репортажи" с борта современных высокоточных крылатых ракет и могли убедиться в их абсолютной точности поражения целей. Многократно прокручивался в то время по всем программам телекампаний ролик, в котором показано, как первая крылатая ракета пробивает отверстие в стене электростанции в Багдаде, а вторая проникает через это отверстие внутрь её и там взрывается. Не нужно быть специалистом, чтобы придти к выводу, что в этих ракетах достигнута точность попадания равная нескольким десяткам сантиметров.

Война в зоне Персидского залива была своеобразной лабораторной работой для отработки технологии ведения войны в будущем. Следует особо подчеркнуть, что операция "Буря в пустыне" была весьма тщательно промоделирована накануне войны. Нападение Ирака на Кувейт в августе 1990 года заставило Пентагон быстро искать ответы на такие вопросы, на которые невозможно было ответить сходу. Необходимо было очень срого и тонко учесть возможности Ирака: насколько глубоко он может проникнуть в глубь Кувейта; какие силы потребуются для поддержки Саудовской Аравии; за какое время можно создать эффективную систему обороны на территории Саудовской Аравии; как вести военные действия с Ираком для достижения поставленных целей; ожидаемые потери многонациональных сил в этой войне и др. Ответы на эти и другие многочисленные вопросы были получены с помощью моделирования. Были использованы различные модели для анализа военных проблем, прогнозирования результатов боевых действий и модели для принятия решений. Например, с помощью моделей "Tam", "Галф страйк", "Tacwar", JWARS выполнялся анализ боевых действий на театре. Всего за период с августа 1990 года по март 1991 года было промоделировано более 200 вариантов различных способов начала, ведения и обеспечения боевых действий многонациональных сил с войсками Ирака.

Моделирование показало, что если бы инициатива в этой войне была на стороне Ирака и он, продолжая наступление, вторгся бы и в Саудовскую Аравию, то многонациональные силы должны были вести неприемлемую для них сухопутную войну и их потери в такой войне могли превышать 25 тыс. человек из общей численности 500 тыс. человек. Генерал Шварцкопф понимал, что американское общество не согласится с подобными потерями личного состава в военное время. В результате и был выбран совершенно другой приемлемый вариант военных действий без ставки на сухопутные группировки войск, который затем и был практически реализован в этой войне, хотя и продолжал корректироваться уже в ходе самой войны.

Результаты моделирования показали, что проведением длительной, в течение не менее 35 суток, воздушно-космической наступательной операции и применением не менее 300 высокоточных крылатых ракет морского базирования "Томахок" антииракская коалиция может поразить свыше 360 важнейших объектов, составляющих основу военного и экономического потенциала Ирака. Моделирование также показало, что могут быть уничтожены около 30 авиационных баз и аэродромов базирования боевой авиации, до 10 объектов по разработке и производству химического оружия, будет уночтожен главный военный объект Ирака- ядерный исследовательский центр, а также все имеющиеся заводы по производству боеприпасов и склады оружия и боеприпасов. Моделированием также была подтверждена необходимость и возможность вывода из строя практически всех нефтеперегонных заводов, электростанций и до 50% крупных автомобильных и железнодорожных мостов и др. объектов. Этими действиями можно добиться полной изоляции иракской группировки войск в Кувейте, которые не получая продовольствия, боеприпасов, воды за время проведения воздушно-космической наступательной операции понесут более 50% потерь, лишатся боеспособности и, таким образом, можно добиться победы практически без применения сухопутной группировки вооруженных сил и не понести значительные потери. Что касается общих потерь Ирака, то моделирование показало - они могут составить до 100 тыс. человет только убитыми.

Кстати, после того, как был выбран данный вариант ведения войны и разработан план боевых действий моделирование на этом не закончилось. Непосредственно на театр военных действий - в Саудовскую Аравию было переброшено подразделение моделирования, которое продолжило эту работу и в ходе войны.

Моделирование убедительно подтвердило, что здесь впервые встретились две разные войны: прошлая (четвёртого поколения) со стороны Ирака и новая, может быть ещё не в полном смысле,- шестого поколения со стороны многонациональных войск, т.к. в ней присутствовали и элементы войн четвёртого поколения. Ирак очень серьёзно готовился к прошлой войне и был достаточно подготовлен для её ведения, но ему неожиданно была навязана совершенно другая война, правда, пока ещё не в полном смысле война будущего, а лишь с элементами будущего. Однако и это стало для Ирака катастрофой. В войне в зоне Персидского залива США практически продемонстрировали, что у них уже произошла революция в военном деле. Эта война показала, что мир вступает в эпоху войн нового шестого поколения.

Правда, некоторые военные руководители и эксперты в США и в России отрицают факт свершившейся революции в военном деле и перехода в эпоху войн нового поколения. Это очевидно вызвано либо необходимостью скрыть истинное направление развития военного строительства и достигнутый уровень готовности к войне нового поколения, либо необходимостью скрыть приверженность к прошлому, к ставке на сухопутные боевые действия, а также оправдать уже допущенные крупные ошибки и даже промахи в строительстве вооруженных сил, в развитии военного искусства, связанные со ставкой на войны прошлых поколений.

Военное искусство будущего

Война будущего внесёт большие коррективы в законы вооруженной борьбы. Наполнятся новым содержанием, новым смыслом принципы военного искусства. Изменится координатная система войны. Если в войнах прошлых поколений, в том числе и в пятом, координаты основных усилий противоборства были двумерными и лежали на поверхности земного шара (ширина, глубина наступления или обороны), а вертикальная (главным образом воздушная) использовалась лишь как вспомогательная, обеспечивающая, то в войнах будущего всё будет наоборот. Войны будущего станут объёмными и трехмерными. Основные усилия в них будут сосредоточены по вертикальной - воздушно - космической координате, а наземные широкомасштабные координаты станут обеспечивающими.

Существенно изменится и структура вооруженных сил. Они будут ориентированы лишь на безъядерную войну (хотя ядерное оружие останется в арсеналах ряда стран) и функционально разделены на стратегические оборонительные и стратегические ударные силы, а также будут иметь в своем составе небольшие мобильные силы и единую систему управления. Резко возрастёт количество войск (сил), имеющих на вооружении высокоточное оружие, оружие на новых физических принципах, значительно повысится роль воздушно - космической (противовоздушной, противоракетной) обороны, а также роль войск ( сил и средств) РЭБ. Вместе с тем утратят смысл и своё значение или изменят своё содержание такие фундаментальные понятия совремённой теории стратегии, как стратегическое развёртывние, стратегическое наступление или стратегическая оборона группы фронтов, стратегическая перегруппировка войск, стратегический манёвр, стратегические резервы и другие.

Изменится роль видов вооруженных сил. Во всех без исключения войнах прошлых поколений основная нагрузка противоборства ложилась на сухопутные войска, т.к. именно они, как уже отмечалось, должны были для достижения победы разгромить вооруженные силы противника, разрушить его экономический потенциал и свергнуть политическую систему. Этого нельзя было достичь без оккупации территории противника. В войнах будущего в большинстве случаев оккупация может быть вообще не нужна. Достаточно с помощью стратегических ударных (неядерных) сил, имеющих на вооружении высокоточное оружие, нанести тяжёлое поражение его средствам ответного удара, уничтожить важнейшие ключевые военные объекты и разрушить всю экономику, систему энергоснабжения и коммуникаций и политическая система противника развалится сама.

Не исключено, что уже в самом начале войны в результате нанесения издалека внезапных массированных высокоточных огневых ударов по органам и средствам управления может быть полностью нарушено управление войсками противника, его вооруженные силы, построенные на устаревшей концепции ставки на сухопутные войска, будут деморализованы и потеряют способность вести эффективную вооруженную борьбу. Это может иногда создать предпосылки использования исключительно на завершающем этапе войны и сухопутных, главным образом, мобильных сил. Кстати, в войне в зоне Персидского залива США применили свои сухопутные войска после завершения 38-суточной воздушно- космической наступательной операции вовсе не для того, чтобы достичь более грандиозных стратегических или военно - политических целей. Им надо было показать своим налогоплательщикам, что сухопутные войска были введены туда не зря. Когда в результате длительной воздушно - космической наступательной операции Ирак практически уже капитулировал, его поражение было полным и войну можно было прекращать, США с ужасом увидели, что сухопутные войска им оказались не нужны для ведения военных действий. Вот тогда и была "обоснована необходимость" и 4-х суточной сухопутной составляющей в этой войне, хотя оккупировать территорию Ирака не было надобности ни США, ни их союзникам по коалиции. Эта "воздушно-наземная операция" многонациональных сил, а точнее, езда на танках и бронетехнике по пустыне, как известно, была просто приостановлена с выходом сухопутных войск на рубеж р. Евфрат. Скорее эта "операция" просто захлебнулась в приеме военно-пленных ираксой армии, которых было настолько много, что не было возможности их принимать, кормить и поить в безводной пустыне.

Конечно, в войнах будущего для разгрома крупных сухопутных группировок противника могут потребоваться достаточно длительные и напряженные воздушно - космические операции, но всё же потеряют своё значение такие формы стратегических действий, как стратегическое наступление и стратегическая оборона на базе сухопутных войск. И главные, кардинальные особенности вооруженной борьбы будущего связаны, во - первых, с тенденцией исключения человека из зоны противоборства, и, во - вторых, имеющееся у воюющих сторон ядерное оружие не окажет никакого влияния ни на достижение политических и стратегических целей войны, ни на непосредственное достижение стратегических результатов.

Если в войнах прошлых поколений главные цели, предназначенные для их поражения, находились на поле боя в тактической зоне, то в войнах будущего такими целями станут также оперативно - стратегические, т.е. на всю глубину театра войны. Для их поражения потребуется большое количество высокоточных средств различной дальности действия, оружия на новых физических принципах и средств их доставки в основном воздушного, морского и космического базирования. Речь, по сути, идёт не о лавине огня из всех видов оружия, а о "хирургических операциях" по уничтожению множества важнейших объектов экономики с помощью высокоточных систем оружия. Боевой потенциал вооруженных сил для вооруженной борьбы будущего должен представлять совокупность современных высокоточных ударных и оборонительных вооружений и техники, способных без применения живой силы выполнить стоящие перед ними задачи. В этой связи роль сухопутных войск как бы удаляется на второй план, а на первый выходят виды вооруженных сил, на вооружении которых имеется высокоточное оружие и оружие на новых физических принципах: военно - воздушные, военно - морские силы и воздушно - космическая оборона, а также войска радиоэлектронной борьбы.

Кардинально изменится форма действий военно - воздушных сил. В войнах прошлых поколений роль авиации была достаточно велика и она постепенно перешла от чисто обеспечивающих действий наземных войск к более самостоятельным действиям в форме воздушных наступательных операций. Однако эти операции всё же были не главными в войне, т.к. основные задачи по - прежнему решались сухопутными войсками. Воздушные операции планировались продолжительностью 3 - 5 суток и включали 6 - 7 массированных ударов и после них обязательно должны были переходить в наступление сухопутные группировки войск.

Войны будущего могут начаться и практически завершиться проведением длительной воздушно - космической наступательной операции совместно с операцией (действиями) ударных сил и средств военно - морских сил и операций РЭБ. По продолжительности такая совместная операция может осуществляться 60 - 90 и более суток, что перекроет все ныне существующие нормативы. Ежесуточно будет производиться 2,5-3 тысячи и более самолёто-вылетов для нанесения массированных ударов высокоточными ракетами класса "воздух-земля", не действуя авиацией над территорией противника. Одновременно будут наноситься удары высокоточными крылатыми ракетами морского базирования и беспилотными летательными аппаратами ударного действия. Причём, будет проводиться именно воздушно - космическая наступательная операция. Роль космоса, космических сил и средств будет исключительно большой и многоплановой. Из приземного космоса будут наноситься высокоточные удары по целям на земле, будет вестись непрерывная разведка, через космос будет обеспечиваться управление, сязь, предупреждение о ракетном нападении, метеообеспечение, навигация, радиоэлектронная борьба и др. Будет также создана противоракетная оборона космического базирования.

В такой операции уменьшится значимость фактора соотношения в силах авиации по числу самолётов, в ВМС по числу надводных и подводных кораблей, в космических силах по количеству космических аппаратов различного назначения и на первое место выйдет соотношение по высокоточным вооружениям класса "космос - земля", "воздух - земля", "море -земля", "космос - космос", "воздух - воздух", по скорострельности, дальнобойности оружия, точности стрельбы, помехозащищённости.

Не следует ожидать существенного увеличения количества пилотируемой авиации, но вся она станет всепогодной, всесуточной и с широким набором средств РЭБ и будет малозаметной для средств обнаружения противника. Однако за счёт создания новейших высокоскоростных всевысотных самолётов стратегического и тактического назначения, совершенствования их вооружения и средств РЭБ, оснащения высокоточным ракетным оружием различной дальности действия и оружием НФП авиация станет эффективным средством доставки большого количества этого оружия до рубежей пуска.

Принципиально новым в военном искусстве станет то, что в вооруженной борьбе будущего нападающая сторона, не действующая своей пилотируемой авиацией над территорией противника, во имя достижения поставленной цели может пойти на весьма высокий уровень потерь своих беспилотных средств при преодолении ими системы ПВО-ПРО. Опыт войн четвёртого поколения показывает, что уничтожение ударной авиации происходило именно над территорией противника и вело к более значительному её ослаблению, чем при нанесении ударов по ней на аэродромах базирования. Уничтожением в воздухе достигается нанесение безвозвратных потерь не только самолётам, но и лётному составу. Сложность подготовки лётчиков для перспективной авиационной техники, если они всё же вынуждены будут действовать над территорией противника, обострит проблему восполнения потерь в лётном составе и может выдвинуть её на первое место по сравнению с восполнением потерь самолётов.

Чтобы повысить эффективность воздушно - космической наступательной операции в целом и эффективность поражения целей высокоточным оружием потребуется на театре войны объединить всю информацию навигации для привязки любых объектов к единой навигационной сети. Основным содержанием такой операции станут согласованные по целям, задачам, месту и времени массированные удары высокоточных неядерных средств стратегичекского, оперативного и тактического масштабов, а также действие оружия на новых физических принципах. Операция будет проводиться с решительными целями, с разнообразием выполняемых задач и высоким напряжением при их достижении.

Расчёты показывают, что полигонный наряд для поражения в первом массированном ударе, скажем, 300 наиболее важных гипотетических объектов экономики суверенного государства составляет примерно 9 тыссяч высокоточных крылатых ракет, а для ударов, например, по 500 - 600 ключевым звеньям военной промышленности требуется 3 - 3,5 тысяч таких ракет. Для дезорганизации топливо - энергетической системы, уничтожения объектов автономного энергоснабжения, а также пунктов базирования средств ответного удара потребуется ещё 4 - 8 тысяч крылатых ракет. Это значит, что такой массированный удар в операции (16 - 20,5 тысяч крылатых ракет) является вполне реальным, хотя кроме этих целей прийдётся поражать множество других объектов, на что потребуются дополнительные средства поражения морского и космического базирования.

Важнейшие показатели операции: глубина - на всю территорию государства, подвергшегося нападению. Ширина по фронту - охватывает все направления. Стратегическая воздушно - космическая наступательная операция видимо может проводиться лишь в два этапа. На первом этапе продолжительностью до 10 - 15 суток будут наносться массированные удары для поражения средств ответного удара противника, поражения важнейших военных и военно - экономических объектов, органов управления государством и вооруженными силами, поражения средств ПВО - ПРО и захвата инициативы в войне. На втором этапе - продолжительностью 50 - 70 и более суток массированными ударами высокоточных средств космического, воздушного и морского базирования, оружием на новых физических принципах завершится разгром экономического потенциала противника, его системы управления государством и вооруженными силами, чем будут практически достигнуты как стратегические, так и политические цели войны. На этом война может закончиться полностью.

Следует ожидать, что при нанесении воздушно - космических ударов высокоточные средства нападения будут действовать на широком фронте без сосредоточения основных усилий на каком - либо одном направлении. Эти действия будут носить характкр одновременных массированных ударов большой плотности со всех направлений в условиях исключительно сложной радиоэлектронной обстановки, создааемой нападающей стороной. Для увеличения плотности ударов нападающая сторона пойдёт на одновременное применение большого количества относительно дешевых беспилотных летательных аппаратов различного назначения, а также применение ударных средств космического базирования.

Продолжительность операции будет в значительной мере зависеть от заранее подготовленного количества не пилотируемых высокоточных средств поражения и оружия НФП, общее число которых, у наиболее экономически развитых странах на рубеже 2010 года, может достигать от 50 до 70 тысяч единиц. Это будут главным образом высокоточные межконтинентальные баллистические ракеты, крылатые ракеты воздушного и морского базирования типа "Томахок" и "Фастхок", ударные боевые системы космического базирования, оружие на новых физических принципах различного базирования, беспилотные летательные аппараты и др. Только в первом массированном ударе может быть применено из них до 10 -20 тысяч единиц.

В войнах будущего роль пилотируемой авиации, как уже было сказано, сводится главным образом к доставке до рубежей пуска высокоточных средств поражения. В операции могут действовать, а могут оставаться в стратегическом резерве баллистические ракеты с обычными высокоточными головными частями самонаведения (стратегические неядерные силы), а также космические ударные средства с боевыми блоками повышенного могущества взрывчатых веществ и высокой точности попадания.

Космические ударные вооружения получат достаточно большое развитие, т.к. они позволяют наиболее эффективно вынести свои стратегические неядерные силы за пределы собственной территории и содержать их в высокой боевой готовности к боевому применению. В околоземном космическом пространстве можно заблаговременно развернуть и содержать в готовности к немедленным действиям требуемую группировку космических ударных средств. С помощью этого оружия можно поражать любые объекты и цели, расположенные в глубине территории противника. При этом могут быть учтены не только главные потенциальные противники, но и другие страны, от которых может когда-либо исходить угроза, и где имеются подобные объекты. В космическом пространстве нет ограничений по количеству и объёму развёртываемых ударных средств. Действительное назначение космического оружия установить трудно. Оно может быть замаскировано под другие системы. Снимаются всякие политические препятствия его применения. Основными первичными объектами поражения космическими боевыми ударными системами в этой операции могут быть: стационарные центры командования, управления и связи; аэродромы и ракетные комплексы ответного удара в глубине страны; государственные средства связи; государственные и местные системы энергоснабжения; заводы по производству и склады высокоточного оружия; другие предприятия военно - промышленного комплекса; нефтеперерабатывающие заводы, склады горюче - смазочных материалов; крупнейшие трубопроводные магистрали нефти и газа; центры по переработке ядерного сырья, разработке ядерного, химического и бактериологического оружия и др.

В последующем, в ходе операции могут появиться и другие цели, для поражения которых потребуется применять высокоточное оружие различного базирования. Причём, при выборе целей для поражения может не ставиться задача полного их уничтожения (стирание с лица земли), а с учётом применяемого высокоточного оружия и маневра огнём - лишь задача поражения критических точек ключевых компонентов и объектов, в результате чего объекты прекращают функционировать полностью или на длительные сроки.

В ходе операции может осуществляться массированное применение высокоточных крылатых ракет и оружия на новых физических принципах для ударов по чрезвыччайно важным целям, прикрытым сильной ПВО -ПРО. При выборе целей для определения их точных координат будет использоваться вся имеющаяся разведывательная информация, включающая разведывательные данные спутников, самолётов, а также радиоразведки. Все расчёты при планировании такой операции будут вестись с широким применением вычислительной техники и специального программного обеспечения, что позволит быстро, точно и экономно поражать цели в течение всей операции.

Следует ориентироваться на то, что, как уже отмечалось, радиоэлектронная борьба (РЭБ) также повысит свой уровень значимости. Из вида обеспечивающего боевые действия в войнах четвертого поколения она превратится в новый самостоятельный род войск и будет проводить свою форму оперативно - стратегических действий - операцию РЭБ. По своим целям, задачам, привлекаемым силам и средствам эта операция будет весьма тесно переплетаться и в плоной мере согласоваться по всем направлениям как с действиями стратегических ударных, так и стратегических оборонительных сил и средств.

Под операцией РЭБ в вооруженной борьбе будущего будет пониматься комплекс мероприятий и действий по радиоэлектронному подавлению противника и защите своих войск (сил) и систем оружия от радиоэлектронного подавления. Составными частями операции РЭБ будут: радиоэлектронные удары с целью подавления всей системы радиоэлектронных средств противника; радиоэлектронная оборона (защита) объектов и средств ; мероприятия по обеспечению операции РЭБ.

Радиоэлектронные удары (РЭУ) будут представлять собой мероприятия и действия, проводимые войсками (силами) по прицельному и общему подавлению и дезинформации всей системы радиоэлектронных средств (РЭС) противника энергией электромагнитных (акустических) излучений. В вооруженной борьбе будущего для подавляющего воздействия на РЭС противника соввместно со средствами РЭП найдут широкое применение и различные средства огневого поражения, главным образом высокоточных межконтинентальных и крылатых ракет большой дальности действия самонаводящиеся на источники электромагнитного (акустического) излучения.

Дезинформация в операции РЭБ также будет применяться для введения противника в заблуждение путём ложной работы РЭС своих войск (сил), изменения режимов и характеристик их работы и имитации работы РЭС противника. Основными способами дезинформации сохранятся: управляемая демонстрация ложных демаскирующих признаков РЭС, объектов и обстановки; преднамеренное квалифицированное вхождение в радиосети и радионаправления противника, передача в них ложной информации и команд, искажение седений, сигналов и позывных; повышение (имитация) интенсивности работы РЭС на второстепенных и ложных направлениях при сохранении режима работы на главном. Следует отметить, что дезинформация в операции РЭБ будет иметь успех только при одновременной и комплексной работе средств, имитирующих наличие и движение целей, а также средств, маскирующих передаваемые сигналы для введения в заблуждение РЭС противника. Радиодезинформация будет проводится в сочетании с такими мероприятиями, как агентурные данные, распространение слухов, физическая имитация переброски сил и средств, реальная загрузка дорожной сети, подвоз или вывоз грузов, сооружение ложных объектов, демонстрация занятия ударными средствами исходного положния, соответствующая активность и перегруппировка авиации и т.п.

Радиоэлектронная оборона (защита) (РЭО) в операции РЭБ будет представлять собой комплекс мероприятий по радиоэлектронному прикрытию обороняемых объектов, объектов экономики, ударных и оборонительных войск и средств, а также обеспечению эффективного и устойчивого функционирования своей системы РЭС в условиях воздействия на них средств РЭП противника. Она будет достигаться скрытием РЭС и объектов экономики от от радиоэлектронной разведки (РЭР) и защитой от их радиоэлектронного подавления, а также контролем за излучением РЭС своих войск (сил) и систем оружия.

Мероприятия по обеспечению операции РЭБ (радиоэлектронное обеспечение операции) будут включать поиск, перехват и анализ излучений, опознавание и определение местоположения РЭС и систем противника, оценку создаваемой ими угрозы для нанесения по ним последующих радиоэлектронных ударов (подавления) или выдачи целеуказания средствам поражения, а также управление своими силами и средствами РЭП.

Действия, проводимые в ходе операции РЭБ, в сочетании с огнём и манёвром будут также проводиться в соответствии со складывающейся обстановкой - одновременно: либо с воздушно - космической наступательной операцией; либо со стратегической орерацией по отражению воздушно - космического нападения противника. В связи с резким увеличением масштабов применения высокоточных средств поражения в вооруженной борьбе будущего возможности и роль РЭУ и РЭО значительно возрастают. Необходимо будет осуществлять непрерывный перехват, анализ электромагнитных и акустических излучений и радиопеленгование их источников с помощью наземных, воздушных надводных и космических разведывательных систем.

Если стратегическими ударными силами проводится воздушно - космическая наступательная операция, то операция РЭБ будет начинаться за несколько суток или часов до взлёта ракетоносной авиации радиоэлектронными ударами с целью подавления радиопомехами каналов государственного и военного руководства противника, затем мощь ударов будет наращиваться средствами помех многочисленных групп самолётов РЭБ, действующих из зон барражирования без пересечения границ противника, по подавлению объектов систем раннего радиолокационного предупреждения, наведения истребительной авиации и управления войсками. Эшелон прорыва системы ПВО-ПРО, состоящий полностью из беспилотных высокоточных средств, в ходе воздушно - космической наступательной операции будут обеспечивать (прикрывать), не пересекая границу, самолёты РЭБ, которые кроме эффективного радиорэлектронного подавления всех радиоэлектронных средств противника будут способны поражать важнейшие из них противорадиолокационными ракетами.

В течение всей операции РЭБ будет сохраняться исключительно высокая спектральная плотность мощности излучаемых прицельных и заградительных помех ( несколько тыс. Вт/МГц ) , создаваемых группировкой РЭБ на земле, в воздухе и в космосе, что исключит возможность использования противником радиолокационных станций (РЛС), средств связи и других радиоэлектронных средств и систем практически во всех частотных диапазонах.

Большие изменения произойдут и в ПВО. Она перерастёт оперативно - тактические рамки видовой противосамолётной обороны, вытеснит ее и трансформируется в общегосударственную стратегическую воздушно - космическую (одновременно противосамолетную, противоракетную, противокосмическую, а ещё точнее, - в противокрылаторакетную, противовысокоточную) оборону. Это связано с тем, что одной из характернных черт вооруженной борьбы будущего станет ожесточенное противоборство между средствами воздушно - космического нападения и средствами ПВО и ПРО.

Сейчас практически во всех суверенных государствах особо остро стоит проблема защиты всего экономического потенциала и средств ответного удара от высокоточного оружия пртивника, использующего тепловизионные, лазерные, телевизионные и цифровые системы наведения. Противовоздушная и противоракетная оборона должны не "прикрывать" от ударов воздушно - космического противника, а уничтожать - средствами ПВО до 70%, а средствами ПРО - до 90% высокоточных воздушных и ракетных целей противника.

Катастрофическими для государства станут итоги проигранного противоборства с высокоточным воздушным (в том числе и ракетным) противником, которые могут явиться следствием недостаточной его заботы о собственной воздушно- космической обороне (ПВО и ПРО) в современных условиях. Такая оборонительная система должна создаваться в масштабе государства не формально, путем очередной кампании по объединению или переподчинению имеющихся противосамолетных сил и средств ВВС и ПВО, а в расчёте на конкретные характеристики обороняемых объектов и высокоточных средств поражения противника, на возможные плотности его ударов в течение длительного времени (60-90 суток), осуществляемые совместно с его операцией РЭБ. Формам и способам действий нападающей стороны, продолжительности его стратегической воздушно-космической операции должны быть противопоставлены адекватные формы и способы стратегических действий по отражению ударов противника. Особую актуальность приобретает проблема создания средств воздушно-комической обороны, способных надёжно функционировать в условиях жесткого радиоэлектронного подавления, вести борьбу с высокоточным оружием, а также иметь защиту от противорадиолокационных ракет. Воздушно-космическая оборона страны должна иметь высокую огневую производительность за счёт многоканальности по цели и малого времени реакции. Количество одновременно поражаемых беспилотных высокоточных целей должно возрасти в 5 - 6 раз, а время реакции сократиться в 3 - 4 раза по сравнению с существующими нормами при борьбе с пилотируемыми средствами нападения. Основным методом борьбы с малозаметными высокоточными крылатыми ракетами должна стать плотная, глубокоэшелонированная противовоздушная оборона с разнотипными средствами обнаружения и поражения таких целей. Значительные перемены должны произойти в системе обнаружения высокоточных ракет вполете. Эта система должна развиваться с использованием совершенно новых средств обнаружения наземного, воздушного и космического базирования.

Средства наземного базирования будут реализованы главным образом в радиолокационных станциях, оптимизированных для обнаружения таких целей. В них должны быть реализованы способы увеличения дальности бонаружения малозаметных и летящих на предельно малых высотах крылатых ракет. Видимо будет не только увеличен энергетический потенциал излучаемой РЛС энергии, но главным образом, будет существенно повышено качество обработки сигналов. Найдут широкое применение фазированные антенные решетки, что позволит применять методы многочастотной радиолокации, выбирать и с каждым импульсом излучать оптимальную в данный момент рабочую длину волны, что позволит улучшить отношение "сигнал / шум" и повысить коэффициент направленного действия.

Средства обнаружения воздушнго базирования будут реализованы в основном в РЛС самолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) и в аэростатных системах. Видимо в этих самолетах и аэростатах будет реализован метод обнаружения малозаметных, маловысотных целей с верхней полусферы. Преимущества такого метода обнаружения заключаются в том, что сверху крылатая ракета менее защищена технологией "Стелс" и может быть более легко обнаружена на большем расстоянии от средств поражения, что повышает вероятность её поражения. На самолетах ДРЛО и аэростатах могут также применяться инфра-красные обнаружители, которые фиксируют полет крылатой ракеты по достаточно мощному тепловому излучению её двигателей. В бортовых РЛС самолетов ДРЛО и аэростатов также найдут широкое применение новые формы сигналов с их сжатием и цифровой обработкой.

Активные и пассивные средства обнаружения космического базирования будут широко применяться для раннего обнаружения прежде всего воздушных носителей высокоточных крылатых ракет с момента их влета с заранее контролируемых аэродромов и авианесущих кораблей, а также и самих ракет в полете с момента их запуска. Космические средства обнаружения будут также выдавать целеуказания воздушным и наземным средствам обнаружения и сверхдальнего перехвата воздушных носителей еще до пуска ими высокоточных малозаметных крылатых ракет, а также точные целеуказания средствам для уничтожения этих ракет в полете.

Следует подчеркнуть, что в РЛС различного базирования найдет широкое применение совмещение активного локатора со станцией радиотехнической разведки и комплексом пассивной локации, радиометрии, что не только повысит вероятность обнаружения целей, но и существенно повысит скрытность работы самих средств обнаружения. Для РЛС подобного типа источниками излучения будут бортовые радиоэлектронные средства крылатых ракет, их радиовысотомеры, системы "свой-чужой" и бортовые комплексы РЭБ.

Значительно возрастут возможности по обнаружению и поражению маловысотных, выполненных по технологии "Стелс", малозаметных крылатых ракет зенитными противокрылаторакетными комплексами (ЗПКРК). Они должы будут поражать цели при значительно сокращенной дальности их обнаружения собственными РЛС и практически у самой Земли, на высоте всего несколько десятков метров. Для уничтожения таких целей получит новое значительное развитие зенитная артиллерия и ЗПКРК сверх малой дальности, имеющие оптические прицелы.

Видимо найдет широкое применение для радиолокационного обнаружения аэродинамических и баллистических целей в полете использование сигналов телевизионных станций и ретрансляторов, которые имеются практически во всех странах мира. Как известно большинство из них работают в метровом диапазоне волн и телевизионные видеосигналы являются достаточно информативными как для измерения дальности до цели, так и измерения скорости её полета. Здесь может быть легко реализован режим многопозиционной радиолокации, когда цель облучается сигналом одной, скажем наиболее близко расположенной к ней телевизионной станции, а информацию о цели извлекают другие телевизионные станции или приемники. Могут также использоваться и специально созданные приемники в данном частотном диапазоне, которые будут лишь принимать в пассивном скрытном режиме отраженную от целей телевизионную радиолокационную информацию. При таком методе обнаружения становится практически бессмысленным использование против телевизионных станций и ретрансляторов противорадиолокационных ракет. Если приемные станции будут созданы на мобильных средствах, то их обнаружение и уничтожение становится трудно выполнимым.

Получат большое развитие зенитные противоракеты. Они будут иметь практически мгновенную боеготовность, большие скорости полёта и в них будут использованы системы активного и пассивного наведения. Противоракеты будут обладать универсальностью и гибкостью программ боевого применения, позволяющие одновременно поражать как аэродинамические, так и баллистические цели.

Роль истребительной авиации в борьбе со средствами воздушного нападения будет постепенно уменьшаться по мере вытеснения ударной пилотируемой авиации противника беспилотными средствами. Вместе стем получат новое развитие высокоскоростные истребители сверх дальнего перехвата, оснащенные многофункциональными РЛС и теплопеленгаторами, позволяющими получать целеуказание от космических средств раннего обнаружения и перехватывать воздушные носители крылатых ракет противника в полете на значительных расстояниях (1000-1500 км) до рубежей пуска и за 3500-4000 км от объектов поражения.

Война и вооруженная борьба будущего заставит серьёзно относиться к значимости нестратегической ПРО сегодня и в ближайшем будущем. Особенно это будет актуально для США. Могут появиться новые ядерные государства из числа стран, враждебно настроенных по отношению к США. Это будет ограничивать для них свободу внешнеполитического маневра, нейтрализует американское технологичнское превосходство в обычных воружениях и затруднит использование вооруженных сил США в качестве инструмента внешней политики. Совершенно ясно, что США будут настойчиво навязывать ядерное разоружение не только в качестве гуманитарной акции. Они будут преследовать цель сохранить и использовать свое привилегированное геостратегическое и экономическое положение в мире как самой мощной, но недосягаемой военной державы, способной одновременно противостоять нескольким региональным противникам. Десятки стран уже имеют баллистические ракеты или располагают технологическими возможностями для их производства. Ракетное оружие всё шире распространяется среди развивающихся стран. Они имеют возможность купить его на рынке оружия, создать по лицензиям, а также создавать собственные образцы ракетного оружия. В вооруженной борьбе будущего Соединенным Штатам Америки также нельзя исключать ответных или ответно - встречных ударов по их территории как с применением обычного, так и химического и даже ядерного оружия.

Следует подчеркнуть, что в ближайшие 10-15 лет ракетные угрозы непосредственно для территории США со стороны третьих стран не возникнут. Из потенциальных противников лишь Россия и Китай располагают межконтинентальными баллистическими ракетами, но они уже как бы зачислены в партнеры и нападать на США не собираются. Правда, думается, что партнерство нужно не только провозглашать, но и укреплять на взаимной основе. Однако сейчас явно видно, что США идут по пути желания значительно сократить стратегические ядерные вооружения прежде всего у тех стран, которые еще числятся потенциальными противниками. Сейчас эта работа идет совместно с Россией. Думается, что после нескольких раундов двусторонних сокращений ядерных вооружений США и России в эту орбиту будут втянуты Франция, Великобритания главным образом для того, чтобы от переговоров не смог отказаться Китай. Следует ожидать весьма значительных сокращений ядерных вооружений уже на многосторонней основе, чем США существенно обезопасят себя от ядерной угрозы.

Враждебно настроенная по отношению к США Северная Корея усиленно разрабатывает баллистические ракеты с дальностью стрельбы 4000-6000 км и , в случае возникшей ситуации, может нанести удар по региону Аляски и Гавайских островов. Правда, на реализацию данной программы Северной Корее потребуется не менее 10 лет и сейчас трудно предсказать сохранится ли это государство как самостоятельное в течение этого срока.

Представляется, что американским законодателям было бы более выгодным если бы угрозы ракетного нападения на США существовали реально, а не только чисто теоретически в виде "враждебных режимов". Без четко обозначенного конкретного рактного противника трудно обосновать необходимость ПРО, а значит и получить деньги для ее создания.

Правда, постоянно имеются ряд регионов, где не угасают военные конфликты противостоящих сторон. Опасность заключается в том, что воюющие стороны имеют на вооружении баллистические ракеты класса "земля - земля" с дальностью пуска до нескольких сотен километров и без всяких колебаний применяют их. Такое ракетное оружие неоднократно применялось в ходе локальных войн и конфликтов (в войне в Египте в 1973 году, в войне в Ливии в 1986 году, в ирако - иранской войне 1980 - 1988 годы, в войне в Афганистане в 1988 - 1989 годах, в войне в зоне Персидского залива в 1991 году, в войне в Йемене в 1994 году).

Даже в условиях значительных сокращений ядерных вооружений потребуется создавать эффективные средства предупреждения о ракетном нападении, обнаруживающие старт баллистических ракет, взлет самолетов-носителей крылатых ракет, а также средства предупреждения, обнаруживающие баллистические и воздушеые цели в полёте на различных участках траекторий и с различных направлений. Существующие наземные РЛС могут обнаруживать боевые блоки ракет лишь на нисходящем участке траектории, что не позволяет с высокой точностью определять координаты точек ударов их боевых частей. Кроме того, время пребывания боевой части в зоне обнаружения современных радиолокаторов крайне мало и исчисляется лишь несколькими десятками секунд, что, в свою очередь, не позволяет производить их обстрел на дальних подступах к объекту, а уничтожение возможно в лучшем случае лишь в глубине зоны поражения противоракетного комплекса (ПРК).

Существуют серьёзные трудности распознавания боевых блоков в полете на больших дальностях обнаружения в случае прикрытия их помехами. Здесь могут найти применение активно-пассивные методы многопозиционной радиолокации, совмещённые со средствами радиотехнической разведки, а также создание единой сети информации о воздушно-космическом противнике, получаемой от всех средств внутри государства. Решение этих проблем позволит осуществлять перехват боеголовок и крылатых ракет противника не только на конечном участке траектории полёта, но и на дальней границе зоны поражения ПРК, что также существенно уменшит требуемое количество средств перехвата.

В войне и вооруженной борьбе будущего прийдётся уходить от неоправдавшей себя концепции стратегической системы ПРО лишь на конечных участках траекторий полётов боеголовок баллистических ракет. Потребуется разрабатывать способы борьбы не только на средних участках траекторий, но и в момент их старта, в том числе и с исползованием оружия на новых физических принципах, но без применения ядерных средств поражения.

Нестратегическая противоракетная оборона суверенного государства получит развитие в совершенно новом направлении. Она может быть создана, например, с использованием сети высотных (до 50 - 60 км над земной поверхностью) аэростатических платформ с подъёмным весом до 200 тонн, на которых могут размещаться средства автоматического обнаружения воздушно - космических целей и средства их поражения. В России и в ряде других стран мира имеется значительный опыт использования неракетных сил для вознесения в воздушное и воздушно-космическое пространство. Для этих целей могут успешно использоваться аэростатические аппараты термопланного типа с дистанционным управлением. Их всплывная сила может создаваться главным образом баллонным гелием, а частично и горящим газом, в зависимости от нагрузки платформ. Думается, что Россия могла бы изготовлять оболочку самого аэростата на контрактных условиях на Ангренском заводе резино-технических изделий в Узбекистане. Этот завод уже имеет опыт таких работ. Здесь же можно изготовлять и полотнища из ткане-пленочного композита, на который были получены авторские свидетельства группы ученых. Такая оборона может быть создана заблаговременно и постепенно, т.к. она не подпадает ни под какие договорные ограничения и, кроме того, она на таких высотах практически неуязвима для противника. С помощью подобных средств может быть создана интегральная сеть необслуживаемых аэростатных и наземных комплексов получения и обработки информации, а также уничтожения воздушных носителей высокоточного оружия противника до рубежей пуска ими крылатых ракет класса "воздух- земля".

В интересах помехозащищённости уже в ближайшем будущем потребуется уйти от классического метода локации, когда источник излучения радиолокационного сигнала и приемник обнаружения отраженного сигнала находились практически в одной или двух рядом стоящих кабинах. Такие станции легко уничтожить по точным координатам излучения. Будут разрабатываться совершенно новые практически нерадиолокационные станции, в которых обнаружение и сопровождение воздушно - космических целей будет происходить в основном без излучения электромагнитной энергии. Здесь главная роль будет отведена пассивной локации и обнаружению полезных сигналов широкодиапазонной радиоразведывательной аппаратурой, а также оптико - электронными средствами. Также потребуется комплексировать каналы наведения противоракетных и зенитных ракетных средств со средствами радиотехнической разведки и РЭБ, что позволит включать их РЛС "подсвета" на излучение лишь кратковременно в момент стрельбы по цели. Для поражения разделяющихся головных частей потребуются противоракеты с боевой частью объёмного взрыва повышенного могущества. Большое внимание должно уделяться мобильности наземных комплексов ПРО, а также обеспечению гибкости развёртывания входящих в них систем.

Для решения множества задач, связанных с противоракетной и противокрылаторакетной обороной потребуется принять специальные меры по существенному расширению возможностей системы предупреждения о ракетном нападении. Сейчас эта система фактически предупреждает лишь о начавшемся ракетном нападении, и время, оставшееся до нанесения ракетных ударов, исчисляется всего несколькиим минутами, чего явно недостаточно для отражения такого удара. Потребуется в рамках единой системы предупреждения о ракетном нападении заблаговременно и абсолютно достоверно предупреждать о подготовке противника к ракетному нападению и об угрозе такого нападения в ближайшее время (сутки, часы, минуты). Для этого видимо будут использоваться некоординатные описательные данные практически всех имеющихся в государстве информационных средств, независимо от их ведомственной принадлежности, координатная информация имеющихся космических систем разведки, предупреждения о ракетном нападении, а также данные средств радио и радиотехнической разведки. Комплексное использование информации этих средств позволит своевременно обнаруживать мероприятия, проводимые противником при непосредственной подготовке к ракетному нападению.С помощью космических и загоризонтных средств обнаружения стартов, средств радио и радиотехнической разведки вовремя обнаружить начало массового взлёта самолетов-носителей крылатых ракет и старты баллистических ракет.

Думается, что даже в развитых демократических государствах здесь могут всретиться весьма серьезные препятствия, связанные с традиционной информационной ведомственностью и корпоративностью. Может быть потребуются даже конституционные гарантии в интересах безопасноти государства. В интересах решения таких задач видимо может потребоваться определённая доработка существующих систем предупреждения о ракетном нападении, т.к. они создавались для обнаружения стартующих ракет с территории вполне определённого противника и ориентированы лишь на свою собственную информацию. Потребуется очевидно разработать и мобильные РЛС загоризонтного обнаружения старта баллистических ракет, массового взлёта самолётов- носителей высокоточных крылатых ракет противника, а также космические средства обнаружения запуска крылатых ракет морского базирования в любых акваториях Мирового океана.

Борьба с воздушно - космическим противником займёт одно из важнейших мест среди составляющих войны будущего. Такая борьба будет происходить в стратегических масштабах и станет главной формой применения стратегических оборонительных сил. Она будет включать совокупность согласованных и взаимоувязанных по целям, задачам, месту и времени операций и боевых действий группировок войск различных видов вооруженных сил при решающей роли воздушно-космической обороны, проводимых по единому плану и замыслу в воздушном и околоземном космическом пространстве, на территории страны под единым руководством для защиты экономического потенциала страны и средств ответного удара от поражения противника с воздуха и космоса.

Фактически это будет стратегическая операция по отражению воздушно - космического нападения противника. Она будет характеризоваться решительностью целей, иметь стратегический пространственный размах, зависящий от характера действий средств воздушно - космического нападения противника, и может длиться до 90 суток. В этой операции широкое применение найдёт радиоэлектронное подавление средств нападения, систем управления и радионавигационных систем противника. Совместно с этой операцией будет проводиться и своя операция РЭБ, цели и задачи которой совпадут с целями и задачами воздушно-космической обороны как по времени так и в пространстве. От результатов такой совместной борьбы с воздушно-космическим противником в значительной мере будет зависеть и исход всей войны.

Однако, какой бы эффективной ни была воздушно-космическая оборона, она всё же не будет способна полностью защитить от поражения и сохранить экономический потенциал страны, который, как уже было показано, будет главным объектом поражения в войне будущего. Для повышения эффективности обороны экономического потенциала потребуется создать ещё один эшелон неогневой защиты наиболее важных объектов экономики.

При выработке решения на создание этого эшелона потребуется оценить варианты возможного воздействия потенциального противника на эконмику государства. Для этого нужно знать состав и возможности группировок средств воздушно-космического нападения, их распределение по наиболее вероятным направлениям ударов. Особое внимание надо уделить оценке возможностей воздействия по объектам экономики в военных и вооруженных конфликтах различных уровней, которые сейчас являются наиболее опасными и недостаточно изученными. Думается, что противник заблаговременно выявит в каждом сложном технологическом процессе все функциональные элементы, поражение которых прерывает функционирование объекта на определенный промежуток времени. Эти элементы в концепции защиты объектов экономики являются именно критическиими.

Например, в качестве критических элементов (точек) для объектов энергетики могут быть выбраны машинные залы блока электростанций, силовые энергетические установки, трансформаторные подстанции, парогенераторы и др. Для нефтегазового призводства- электрические и распределительные подстанции, компрессорные, емкости, резервуары и др. Анализ показывает, что наибольший эффект, связанный с поражением экономики может быть получен при поражении объектов атомной энергетики, химического производства, нефтегазового производства и транспорта, машиностроения, металлургии и систем жизнеобеспечения населения.

В России, например, сейчас действует 9 атомных электростанций и главная ответственность за их безопасность лежит как ни странно не на системе ПВО, а на самих АЭС. Все они проектировались и строились без учета требований физической защиты. Недостатком является и большие территории площадок АЭС. Выработку требований к системе неогневой защиты каждой конкретной станции или другому ядерному объекту следует начинать с определения параметров вероятной угрозы. Нужно выявить возможные маршруты подлета высокоточных крылатых ракет и их ожидаемое количество к каждой из критических точек станции, определить конфигурация системы их неогневой защиты. Реальная защита обеспечивается системой инженерных барьеров, техническими средствами, маскировкой и др.

На Урале, например, сосредоточены многие отечественные ядерные предприятия. Кроме известного предприятия "Маяк", производящего ядерную начинку для боеголовок и расположенного в непосредственной близости от двух крупных городов Урала, а в этом регионе находятся многочисленные хранилища радиоактивных отходов, получившие известность благодаря кыштымскому взрыву 1957 г., и хранилище 30 тонн плутония, выработанного "Маяком" и не использованного для производства оружия. Там же планируется разместить хранилище для демонтированных боеголовок. Недалеко от Екатеринбурга расположена и Белоярская АЭС. Вполне очевидно, что неогневая защита каждого подобных объектов должна строиться индивидуально и здесь не может быть шаблонов.

Далее необходимо будет оценить (или получть результаты такой оценки непосредственно от войск ПВО-ПРО) степень защищенности объектов экономики и в том числе и АЭС в масштабе общегосударственной системы ПВО-ПРО и определить долю средств нападения противника, прорвавшихся через эту систему к объектам экономики. Следует подчеркнуть, что в переходный период от войны четвертого поколения к шестому, о которых уже шла речь, нападающая сторона будет применять еще значительное количество пилотируемых средств поражения для нанесения ударов по объектам экономики другой стороны. Поскольку в данной работе речь идет о войне нового поколения, которая будет вестись исключительно высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах, то следует ожидать, что количество прорвавшихся высокоточных крылатых ракет к объктам экономики будет достаточно большим. Практически к каждому объекту прийдет требуемый в соответствии с количеством его критических точек боевой наряд крылатых ракет. Если каждый объект экономики не будет иметь своей индивидуальной системы неогневой защиты, то дальше просто потребуется время для полного разгрома всего экономического потенциала государства. Предыдущий анализ показал, что это может произойти через 60-90 суток и на этом будет поставлена точка в войне.

Ясно, чтобы выстоять в войне нового поколения потребуется создавть еще один эшелон защиты экономики. Он может включать табельные инженерные и специальные средства маскировки, имитаторы объектов и их критических элементов, средства изменения контрастности окружающего фона, химические средства дымопуска, аэрозоли и генераторы пенной защиты, радиоэлектронную защиту и др.

Только комплексом активных огневых мер обороны и пассивных неогневых мер защиты можно достичь требуемого уровня безусловного сохранения экономического потенциала страны. Правдоподобно оценить возможность сохранения каждого конкретного объекта экономики можно только путем моделирования динамики применения противником реальных средств поражения, степени преодоления ими общегосударственной системы протвовоздушной и противоракетной обороны и эффективности защты данного объекта в течение всей операции. В результате моделирования можно оценить степень защищенности не только каждого объекта экономики, но и ее отраслей, а также других важнейших ее составляющих. Решением обратной задачи можно обосновать наиболее эффективные варианты защиты каждого объекта, ключевых объектов, отраслей экономики и др.

При организации защиты объектов экономики, другого национального достояния и населения от его воздействия необходимо учитывать особенности обычного высокоточного оружия. К основным из них следует отнести: наличие систем наведения на объекты, чувствительных к воздействию средств радиоэлектронного подавления; потребность информации о цели, подлежащей поражению, о своем местонахождении, местности и состоянии атмосферы; размеры и эффективная отражающая поверхность; рассеяние поражающих боеприпасов; высоты полета и способность огибать рельеф местности.

Неогневая защита объектов экономики может осуществляться проведением мероприятий и действий по предупреждению, предотвращению и ослаблению поражающих воздействий высокоточных крылатых ракет и в том числе и оружия на новых физических принципах по критическим элементам объектов с целью сохранеия их как действующих. Целью защиты объектов экономики от воздействия высокоточного оружия может быть недопущение сильного разрушения основных производственных фондов и создания таких условий, при которых нарушенное функционирование объекта может быть восстановлено в приемлемые сроки. Неогневая защита объектов экономики может осуществляться маскировкой, их фортификационным оборудованием и радиоэлектронным противодействием высокоточным средствам противника.

Не зависимо от объектов экономики система неогневой защиты должна отвечать следующим требованиям:

1. Обладать высокой боевой готовностью к немедленным действиям и быть способной эффективно решать свои задачи.

2. Средства и способы защиты должны обеспечивать сохранение объекта экономики, или в крайнем случае, не допустить его разрушения свыше уровня, позволяющего быстро восстановить.

3. Уровень защиты каждого объекта экономики должен соответствовать степени опасности поражающих воздействий высокоточного оружия, а также значению защищаемых объектов. Наносимый ущерб объекту должен быть значительно ниже приемлемого ущерба.

4.Объекты экономики должны защищаться комплексом разнообразных средств, работающих в различных диапазонах электромагнитных и акустических волн и учитывающих все демаскирующие признаки объектов.

5. Системы защиты объектов экономики должны быть автономными, способными действовать в условиях возможного нарушения систем управления различного назначения.

6. Важнейшие технические средства защиты должны устанавливаться на защищаемых объектах заблаговременно и приводиться в готовность в соответствии со степенью военной угрозы.

7. Стоимость создаваемой системы защиты объектов экономики не должна быть обременительной для государства и затраты на нее должны бвть значительно меньше предотвращенного ущерба.

Следует ожидать, что для защиты стационарных объектов экономики потребуется иметь индивидуальные, групповые и индивидуально-групповые комплексы защиты, а также комплексы средств аэрозольной маскировки, имитации и инженерной маскировки объектов, которые совместно и будут представлять собой новый эшелон защиты. Индивидуальные объектовые защитные комплексы видимо станут составной принадлежностью самих объектов экономики и будут функционально увязаны с групповыми. Групповые защитные комплексы вполне очевидно войдут в состав специальных сил неогневой защиты экономики государства.

Вместе с тем даже самыми эффективными оборонительными действиями нельзя выиграть войну в целом. Нужны ударные средства, но уже не ядерное оружие, не группировки сухопутных войск, а большое количество высокоточных беспилотных средств различной дальности и оружие на новых физических принципах.

Выше уже подчеркиваолось, что в войне и вооруженной борьбе будущего большая роль будет принадлежать стратегическим неядерным силам, которые постепенно вытеснят нынешние стратегические ядерные силы. Сейчас, как известно, в большинстве ядерных государств ядерные силы представляют собой триаду наземных, морских и воздушных сил. На начальном этапе перехода к войнам будущего (ближайшие 10 - 15 лет) в ряде государств стратегические неядерные силы могут представлять дуэт лишь воздушного и морского базирования. Их основой станут беспилотные летательные аппараты и высокоточные крылатые ракеты большой, средней и малой дальности действия, носителями которых будут военно - воздушные и военно - морские силы. В последующем к ним присоединятся стратегические неядерные ракеты и, таким образом, появится снова триада.

В отличие от стратегических ядерных сил основными носителями высокоточных неядерных ракет могут быть, за редким исключением, практически вся авиация и все надводные и подводные корабли. При достаточном количестве высокоточных средств в арсеналах и на складах вплоне реальной представляется и стратегическая воздушно - космическая наступательная операция большой длительности.

Что касается стратегических ядерных средств, то они постепенно перейдут в режим дослуживания, станут предметом торгов, политических сделок на переговорах по сокращению ядерных вооружений на период их замены стратегическими неядерными средствами. Однако само ядерное оружие всё же останется на вооружении ещё достаточно долго. Сегодня с полной уверенностью можно утверждать, что в ХХ1 век мировое сообщество войдет с ядерным оружием. Накопившиеся многочисленные проблемы в области ядерных вооружений настолько велики, что потребуются многие годы, чтобы формирующаяся новая система международных отношений перешла в новое устойчивое состояние, открывающее путь к ненасильственному и безъядерному миру. И совершенно ясно, что этот путь не будет скорым и простым.

Ядерное оружие, имеющееся на вооружении ряда стран, вызывает тревогу главным образом по трем причинам: во-первых, некоторые ядерные страны находятся в тяжелом экономическом положении и не способны иметь надежные вооруженные силы. Они открыто и даже на конституционном уровне заявляют о готовности применить ядерное оружие первыми; во-вторых, практически во всех ядерных странах очень слабая проработка процесса принятия решений на применение этого оружия; в-третьих, существующий механизм ядерного планирования был разработан во времена холодной войны, ориентирован на прошлые противостояния двух систем и в настоящее время он не соответствует сложившейся геополитической обстановке на планете.

Ядерный паритет, который длительное время являлся основой стратегической стабильности в биполярном мире перестал играть решающую роль. Его неизменные составляющие- условия применения ядерного оружия, соотношение ответно-встречного и ответного ударов, допустимые уровни стратегических ядерных сил уже приобретают новый смысл. Вопросы стратегической стабильности ХХ1 века в новых геополитических условиях выходят за рамки традиционных взглядов и понятий. Стратегическая стабильность является более широким понятием, чем ядерный паритет, носит многоплановый характер и зависит от отношений между государствами в экономической, политической и лишь затем собственно военной областях. Стратегическая стабильность относится к сфере межгосударственных отношений и является структурным элементом международной стабильности. Это такие межгосударственные отношения в военно-политической сфере, которые даже в условиях острейшего кризиса удерживают стороны от применения военно-силовых методов для достижения своих целей, предотвращают количественную и качественную гонку вооружений.

Сейчас становится всё более ясно, что ядерное оружие постепенно исключается из аргументов, используемых для решения важных военно - политических задач.

Особая роль в вооруженной борьбе будущего отводится информационному ресурсу. Высокоточное оружие и оружие на новых физических принципах, на которые будут возложены те задачи, которые всегда решали в основном лишь крупные группирови живой силы, потребует иметь необходимую разведывательную информацию. Возникнет острая потребность в различных информационных комплексах, реализованных в средствах разведки и управления, а также в силах и средствах РЭБ. Для ведения разведки будут широко применяться космические, морские и наземные силы и средства разведки. Потребуется непрерывно и детально наблюдать за всей территорией противника, за состоянием его стратегических ударных и стратегических оборонительных сил, за всеми перемещениями его войск (сил) в пределах театра военных дкйствий.

Космические средства разведки станут основным источником информации как при планировании, так и при организации и ведении боевых действий. Из космического пространства будет постоянно и широко осуществляться радиотехническая, радиолокационная, фото, телевизионная, инфракрксная, радиационная, химическая разведки, которые будут непрерывно выдавать необходимую информацию в реальном масштабе времени. В войне в зоне Персидского залива, например, широко использовались американские разведывательные спутники "Лакрос", передававшие из космоса радиолокационное изображение района боевых действий. Их использование позволило оценивать эффективность высокоточных и воздушных ударов, вскрывать с достаточной степенью точности оборону иракской армии до отдельной боевой машины или зенитной артиллерийской пушки даже в условиях плохой видимости. Следует ожидать, что ещё до 2000 года орбитальные группировки подобных разведывательных космических аппаратов ряда государств будут значительно усилены. В ближайшие 10-15 лет должны резко возрасти возможности космических средств разведки наиболее развитых стран: по количеству вскрываемых объектов они увеличится в 3 - 4 раза, по точности обнаружения повысятся в 4 - 6 раз, при этом, время на разведку уменшится в 3 - 4 раза.

Космос сохранит за собой большое военное значение не только как сфера обеспечения военных действий на земле, но и как театр военных действий, где может применяться оружие неядерного типа, в том числе и в отношении объеков и целей на наземных театрах военных действий.

Управление войсками (если они в какой - то мере сохранятся в нынешнем понимании), силами и средствами будет осуществляться главным образом с командных пунктов поднятых в космос и воздух или с защищённых командных пунктов на земле, но через воздушно - космические средства. Значительно увеличится количество самолётов управления и дальнего радиолокационного обнаружения. Информационный обмен будет осуществляться между всеми звеньями и уровнями командования с помощью автоматических или автоматизированных систем, размещенных на воздушных и космических средствах.

Как уже отмечалось, в вооруженной борьбе будущего широкое применение найдут разведывательно - ударные боевые системы (РУБС) на базе космических разведывательно - информационных систем, а также наземных, морских, воздушных и космических высокоточных средств поражения. Они будут наносить эффективные удары по стационарным радио- и теплоизлучающим объектам экономики, средствам воздушно-космической обороны, а также по радиолокационно - контрастным целям на всю глубину территории противника. Следует подчеркнуть, что часть таких РУБС космического базирования может быть создана заранее, ещё в мирное время и они могут быть нацелены на наиболее важные стационарные гражданские и военные объекты вероятных противников.

Разумеется, для подготовки и ведения вооруженной борьбы будущего государству потребуется перейти от индустриального к информационному обществу, иметь возможность осуществлять космическое навигационное обеспечение каждого высокоточного средства поражения. Становится вполне очевидным, что одним из атрибутов войны будущего станет "информационное противоборство". Правда, некоторые специалисты пытаются доказать, что будет вестись не "информационное противоборство", а "информационная война". Однако понятие "война" в данном случае не подходит, т.к. это сложное общественно-политическое явление. Она представляет собой противоборство общественных систем, классов, наций, государств с применением вооруженного насилия для достижения политических целей. Думается, что не следует ожидать определения единого и четкого понятия "информационная война". "Информационное противоборство" или "информационная борьба" - являются вполне законными и выражают борьбу сторон за превосходство в количестве, качестве и скорости добывания, анализа и применения информации. Ясно, что этот вид противоборства также , как и другие его виды имеет две составляющие - оборонительную и наступательную или ударную. Оборонительная - защитить свою информациюот воздействия противника. Ударная - дезорганизовать или разрушить инфрмационную инфраструктуру противника, нарушить процесс оперативного управления его силами и средствами. Видимо для ударной составляющей информационного противоборства можно использовать и понятие "информационная интервенция" или "информационная агрессия." В связи с тем, что сейчас четко обозначено движение в сторону войн нового поколения, роль информационного противоборства резко возростает в следующих направлениях: в борьбе с системами управления; в навязывании противнику своих правил ведения военных действий; в ставке на военно-техническое превосходство. Информационное противоборство получило мощное развитие после создания современных методов военной системолгии. Используя эти методы, можно быстро найти уязвимые места системы управления, связи, компьютерного обеспечения и разведки противника и, выводя их из строя, резко повысить эффективность своих действий в других видах противоборства. Критическими звеньями системы управления противника являются информационные средства, разрушение или уничтожение которых ведет к немедленному снижению его возможностей по управлению войсками и силами. Вершиной информационного противоборства видимо станет создание глобальной боевой информационно - ударной системы страны и вооруженных сил, способной контролировать состояние и функционирование вооруженных сил и группировок противника и снижать эффективность их применения.

Проявление большого интереса к информационному противоборству не случайно, т.к. это связано с тем, что информация становится таким же оружием, как ракеты, бомбы, торпеды и т.п. Сейчас уже ясно, что информационное противоборство является тем фактором, который оказывает существенное влияние на саму войну будущего.

Таким образом, под информационным противоборством следует понимать новую форму борьбы сторон в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны. Однако информационное противоборство никогда не прекращалась, идет оно и сейчас, т.к. стороны всегда стремились контролировать информацию противника не только в военное, но и в мирное время. Владение информационными ресурсами в войнах будущего становится таким же непременным атрибутом, как в прошлых войнах разгром вооруженных сил противника, овладение его территорией, разрушение его экономического потенциала и свержение политического строя. Цели и задачи информационного противоборства являются основой построения его содержания, а следовательно и структуры её научной теории.

В самом общем виде главной целью информационного противоборства (информационной борьбы), как уже было показано, является сохранеие необходимого уровня своей информационной безопасности и снижение уровня этой безопасности у противника. Поставленная цель может быть достигнута решением ряда взаимоувязанных задач, важнейшими из которых будут разрушение информационного поля противника и сохранение своего информационного поля.

Первый опыт ведения информационного противоборства, как одной из составляющих военного противоборства, был приобретен в войне в зоне Персидского залива. Тогда многонациональные силы, используя методы радиоэлектронного противодействия, осуществили блокирование практически всей информационной системы Ирака. Этот успех не только окрылил США в понимании роли информационного противоборства, но и заставил задуматься над тем, как выйти из подобоного положения, если такое противоборство будет навязано им самим. Были проведены аналитические исследования и эксперименты под руководством агенства информационной безопасности министерства обороны США, которые показали, что степень уязвимости компьютерных систем и баз данных военного ведомства США исключительно высока. Проникнуть в мозговой центр Пентагона оказывается не сложно, т.к. он имеет множиство выходов в другие информационне системы как внутри государства, так и за его пределами. В отличие от других форм и способов противоборства информационное противоборство ведется постоянно в мирное время и оказывает прямое и непосредственное влияние практически на все стороны подготовки и ведения боевых действий в военное время. О казывается наиболее просто проникнуть в информационные сети государства можно кроме традиционных каналов радио, телевидения, средств массовой информации - через каналы Интернета. Через эти же каналы можно без всяких свидетелей проводить психологическое воздействие на противника, а свое государство предупреждать заранее об угрозе его национальным интересам. Доступность гобальной компьютерной сети позволяет передавать необходимую информацию в любой регион мира и можно выполнять многие задачи связанные с информационным противоборством.

Сейчас информационное противоборство уже стало важнейшим содержанием войны, но из-за применяемых в нем сил и средств, а также специфических целей и задач прибретает как значительную самостоятельность, так и является неотъемлемым элементом всех остальных форм борьбы.

Возникает настоятельная необходимость развития и теории информационного противоборства, как системы знаний о характере, законах, закономерностях, принципах, формах и способах его подготовки и ведения в войнах будущего. Вполне понятно, что проблемы информационного противоборства, его теория не могут изучаться одной наукой. Здесь должны быть сосредоточены усилия многих наук, но ведущей должна быть военная наука, которая уже по праву занимает лидирующее место в ситсеме знаний о информационной борьбе.

Структурно теория информационного противоборства может включать общие основы, теорию противодействия или поражения информации противника и теорию защиты своей информации. Опираясь на общие основы, взаимно дополняя и пронизывая друг друга, составные части теории информационного противоборства в совокупности решают весь комплекс задач, возложенных на этот приобретающий большую самостоятельность вид противоборства.

Общие основы теории информационного противоборства должны включать историю вопроса и направления его дальнейшего развития, понятийный аппарат, категории, законы, закономерности, принципы информационного противоборства, наиболее общие методы исследования, изменение роли и места информационного противоборства в войнах будущего, предмет, объект, цели, задачи и структуру теории информационного противоборства.

Понятийный аппарат информационного противоборства является языком общения внутри данной отрасли научных знаний и с другими отраслями, давно узаконившими свой понятийный аппарат. Сформулированные категории информационного противоборства должны стать фундаментальными понятиями и несут на себе основную нагрузку отрасли знания. Все категории информационного противоборства условно можно разделить на общие и частные. Общие категории позволяют взаимодействовать со всеми отраслями данной теории и другими отраслями научных знаний. Здесь базовыми общими категориями безусловно являются "информация", "информационное противоборство", "информационная борьба".Частные категории зарождаются и используются в составных частях теории информационного противоборства. Теория защиты, например, уже использует такие категории, как "защита информации", "информационная безопасность". Теория поражения - категории "противодействие информации", "поражение информации". Разработанный понятийный аппарат теории информационного противоборства является объективным доказательством того, что теория состоялась, т.к. категории отражают один из основных несущих признаков теории информационного противоборства.

Теория противодействия информации противника должна непременно включать такие составляющие, как общие положения теории, теорию военного строительства сил и средств противодействия, формы и способы противодействия, методы, методики и модели оценки эффективности информационного противодействия противнику или его информационного поражения.

Теория защиты своей информации в ходе информационного противоборства также должна содержать общие положения, описние опасностей и угроз для защищаемой информации, методы оценки эффективности защиты своей информации, а также описание необходимых мер для её защиты.

Следующим важным признаком теории информационного противоборства являются разработанные законы и закономерности.

Законы информационного противоборства отражают самые существенные, необходимые, устойчиво повторяющиеся отношения между его составными частями. Они характеризуют устойчивый характер построения и функционирования всего комплекса информационного противоборства, а также указывают направления развития его составных частей. По аналогии с законами вооруженной борьбы здесь также проявляют себя законы: решающей роли политических целей информационного противоборства; зависимости хода и исхода информационного противоборства от материальных сил проивоборствующих сторон; зависимость хода и исхода информационного противоборства от реальности определения информационной обстановки, своевременности постановики задач защиты своей информации и поражения информации противника.

Закономерности информационного противоборства подчиняются соответствующим законам иявляются своеобразными подзаконными актами теории информационного противоборства. Эти понятия всегда более предпочтительны в тех случаях, когда важнейшие связи и повторяющиеся отношения информационного противоборства недостаточно выражены количественно. Важнейшими для практики закономерностями являются: количество и качество сил и средств информационного противоборства, необходимых для применения новых наиболее эффективных форм и способов противоборства; единство действий сил и средств информационного противоборства по времени и пространству; соотношение уровней боевой готовности сил и средств информационного противоборства сторон и др. Примерами реализации закономерностей в практике могут быть разработанные в интересах информационного противоборства "компьютерные вирусы", "логические бомбы" и другие новейшие программные способы противоборства. Следует отметить, что научно-технический прогресс ведет к постепенному освобождению человека, как действующего звена в информационном противоборстве и возложения его функций на вооружение и военную технику.

Важнейшим атрибутом и признаком разработанной теории информационного противоборства являются принципы противоборства. Это наболее общие положения, правила, рекомендации, отражающие существенные, необходимые, повторяющиеся связи, отношения действительности, ориентированные на практику организации, подготовки и ведения информационного противоборства, а также управления силами и средствами в различных условиях обстановки. Принцип всегда можно выразить формулой- "делай так..." Здесь также действуют известные принципы военной науки: обязательного сосредоточения сил и средств на решающем направлении, в решающий момент; заблаговременной всесторонней подготовки сил и средств в интересах информационного противоборства; постоянная готовность сил и средств информационного противоборства к защите собственной информации и разрушению, уничтожению информации противника; согласование совместного применения всех сил и средств информационного противоборства; своевременный маневр силами исредствами информационного противоборства; внезапность применения наиболее эффективных форм и способов противоборства и др.

Следует подчеркнуть, что только законы теории информационного противоборства остаются неизменными, а закономерности и принципы могут меняться, появляться новые и исчезать старые, отжившие.

Как и для других известных форм и способов противоборства оказывается, что при разработке содержания информационного противоборства основную роль играют политические факторы. Исходя из целей войны, которые ставит политика государства, выявляются задачи этого вида противоборства, определяются необходимые силы и средства, разрабатываются формы и способы их применения, а также оценивается его экономическая стоимость. Ясно, что степень готовности к информационному противоборству будет в полной мере зависеть от достигнутого уровня экономики и научно-технического прогресса государства.

Прослеживается устойчивая историческая закономерность обеспечения успеха в военных действиях всякий раз за счёт преимущества в определённых силах и средствах, зависящих от достигнутого уровня экономики. Так, в первой Мировой войне успех достигался за счёт преимущества в наземных огневых средствах, во второй - за счёт преимущества в средствах воздушного обеспечения боевых действий на сухопутных театрах военных действий. В войнах будущего этот успех становится зависимым от эффективности применения высокоточных средств поражения, которая, в свою очередь, зависят от эффективности своих информационных сил и средств и эффективности противодействия информационным возможностям систем управления войсками (силами) и средствами противника. Ясно, что потребуется серьёзно повысить помехозащищённость всех своих радиоэлектронных средств, систем управления. Информационные факторы окажут непосредственное влияние на масштабы информационного противоборства, формы и способы его осуществления, направления электронных ударов по информационным системам противника.

Следует особо подчеркнуть новое в военной науке. При определённых условиях значительные результаты в информационном и общем военном противоборстве могут быть достигнуты проведением интенсивных и длительных по времени прицельно - заградительных электронных ударов по всем элементам системы государственного и военного управления противника, которые осуществляются в период нанесения в течение 10-12 суток первого массированного высокоточного удара по его средствам ответного удара.

В войне будущего изменятся многие привычные представления не только в области стратегии, но также и в области оперативного искусства и тактики. Для государств, участвующих в вооруженном противоборстве, такая война всегда будет иметь широкий пространственный размах. Не будет явно выделенного направления главного удара, т.к. удары будут наноситься одновременно со всех направлений театра военных действий. В ближайшие 15-20 лет нынешние методы ведения войны на выталкивание и истощение потеряют всякий смысл и самая современная боевая техника утратит своё значение и перестанет применяться.

Если во всех предыдущих поколениях войн основными формами военных действий были удар, бой, операция, являвшиеся основополагающими категориями военной науки, то в вооруженной борьбе будущего и здесь произойдут большие изменения. Не только наступление и оборона общевойсковых подразделений, частей, соединений и объединений но и танковые сражения уйдут в прошлое. В случае, если обороняющаяся сторона попытается применить, например, танки, бронетранспортёры, артиллерию, то они сразу превратятся в полигонные мишени и будут расстреливаться без вступления в соприкосновение с противником.

Совершенно очевидно, что в войне будущего сухопутных группировок у нападающей стороны, подготовившейся к такой войне, вообще не будет. В связи с этим исчезнут тактические, оперативные и даже стратегические рубежи и фланги. Такие термины как "фронт" , "тыл", "передний край" потеряют свой традиционный смысл и будут вытеснены понятиями: "требуется уничтожить" или "нетребуется уничтожать". Война будет одновременно идти на всей территории страны, подвергшейся нападению, и практически исчезнет различиче между войсками и всем населением страны. Управление войсками, силами и средствами в такой войне в конечном итоге сведется к трем командам: "обнаружить", "принять решение", "уничтожить". Также трудно будет выявить отличие между стратегией и оперативным искусством.

Известно, что во всех предыдущих поколениях войн ведущую роль в последовательном разгроме группировок противника играла тактика. В войне будущего главную роль в одновременном поражении противника будет играть стратегия.

Решающие военные действия, как уже было показано, будут происходить в воздушно - космическом пространстве и суверинитет государства может быть нарушен именно здесь без проникновения на наземную территорию не только сухопутных, но и даже аэромобильных частей и соединений.

Кардинально изменится понятие "победа". Как уже было показано, во всех войнах прошлых поколений для достижения победы требовалось разгромить вооруженные силы противника, разрушить его экономический потенциал и свергнуть политический строй. Этого нельзя было добиться без оккупации территории противника, т.е. нужно было солдатским сапогом (ботинком) ступить на территорию прпотивника. Порой эта оккупация длилась многие годы, десятилетия, что требовало огромных расходов на содержание войск, поддержание их боеспособности и высокой боевой готовности на оккупируемой территории. История знает множество подобных примеров из прошлого.

В вооруженной борьбе будущего победа может быть достигнута главным образом лишь разрушением экономического потенциала противника. Более того, если обороняющийся противник оказался не готов к войнам будущего, а всю ставку как и в прошлом сделал на свои сухопутные войска, то, как уже обращалось внимание, нет необходимости громить такие его вооруженные силы. Они, за исключением средств ответного удара, не представляют собой никакой угрозы для нападающего и в условиях разрушенной экономики обречены сначала на потерю боеспособности, а затем и на полный развал. В таких условиях неизбежно рухнет и политический строй. Таким образом, победа может быть достигнута без оккупации, лишь в результате проведения стратегической воздушно - космической наступательной операции, операции РЭБ и выигрыша в информационном противоборстве.

О военной реформе

Вполне понятно, что для этого требуются соответствующие вооруженные силы. В течение длительного периода своего развития вооруженные силы состояли из унифицированных компонент, которые, в зависимости от обстановки, могли выполнять и оборонительные и наступательные функции. Наиболее ярким примером этого являются сухопутные войска - главная их составляющая в прошлых войнах. Для войн и вооруженной борьбы в будущем потребуются войска (силы) с чётким профессиональным разделением этих функций, что вызовет необходимость соответствующих изменений структурных составляющих вооруженных сил, их видов, вооружений. Конкретную оргструктуру вооруженных сил и всех остальных силовых ведомств будет создавть каждое государство исходя из своих возможностей, национальных традиций и стоящих перед ними задач. Вооруженные силы для войн и вооруженной борьбы будущего будут стоить столько, во сколько государство оценивает свой сувериринитет. И реформирование вооруженных сил и других войск должно обеспечить безопасность государства без всякой опры на ядерное сдерживание от любого вида масштабной агрессии противнего. Упоминание в Конституции, военной доктрине государства о возможности применить ядерное оружие первым для нанесения обезоруживающего удара по противнику будет свидетельствовать не только о слабости вооруженных сил, но и о готовности к самоубийству в ситуациях, из которых можно было бы выйти, если бы государство было готово вести войну нового поколения.

Сейчас о военной реформе говорят практически во всех странах - выходцах из бывших Советского Союза и Варшавского Договора, однако в большинстве из них она стоит на месте. И везде можно назвать одни и те же причины: не придают ей нужного значения ни руководители государств, ни правительства; не проявляет к военной реформе интереса и военное руководство этих стран; не стремятся участвовать в военной реформе и руководство других силовых ведомств. Вполне понятно, что в высших эшелонах власти и в руководстве военными ведомствами нет не только единства взглядов, но и элементарного понимания проблем военного строительства, обоснованных методов их решения.

Общей проблемой для стран, где военная реформа застопорилась, является то, что многие наиболее важные руководящие документы в интересах реформы разрабатываются в администрациях законодательной и исполнительной власти без участия военных ведомств и их руководящих органов. Практически ни в одной стране не выработана и законодательно не утверждена концепция военной реформы и основы военного строительства с учётом подготовки к войне будущего. До сих пор во многих странах нет единого понимания что включают в себя вооруженные силы государства: только армию и флот или все силовые структуры государства. Без чёткого определения этих концептуальных положений невозможно решать такие важные проблемы, как подготовка мобилизационных ресурсов для стратегического развёртывания вооруженных сил в военное время в переходный период к войне будущего. Весьма серьёзной проблемой для всех без исключения стран, где должна осуществляться военная реформа, является финансово - экономическое обеспечение военного строительства. Сейчас во всех этих странах и вооруженные силы и военные формирования других силовых ведомств являются непосильным бременем для государства, общества и бюджета. Скорее всего под видом военной реформы практически во всех молодых суверенных государствах будет произведено значительное сокращение всех силовых ведомств и в первую очередь вооруженных сил. Однако осуществлять это можно только исходя из оценки военно - политической обстановки, перспектив её развития, экономического положения страны и стратегической целесообразности. Нужна тщательная инвентаризация всех силовых структур, после которой можно будет сократить и ликвидировать ненужные военные формирования, дублирующие учреждения, вузы и др. Только исходя из общей численности всех вооруженных сил (как суммы всех силовых структур), можно выделить соответствующие квоты для видов вооруженных сил, внутренних войск, пограничной службы (войск), службы безопасности, родов войск, специальных сил и др. Далее нужно определить приоритеты видов вооруженных сил, родов войск, сил, их численный состав, количество соединений, частей постоянной готовности, сокращенного и складированного состава, которые будут составлять ядро соответствующих группировок войск военных, внутренних и пограничных округов, сил флотов, и др.

Если попытаться спрогнозировать судьбу сухопутных войск на 15 - 20 лет вперёд, то следует признать, что они сохранятся как одна из важнейших унифицированных составляющих в структуре вооруженных сил многих, главным образом, развивающихся государств. В течение этого периода времени, который для них можно рассматривать как переходный к войнам нового поколения, сухопутные войска останутся в этих странах основой вооруженных сил. Сохранятся они в небольшом количестве и в наиболее развитых странах, готовящихся к войнам будущего. Однако эти войска будут относительно небольшими по количеству, но полностью мобильными, обладающими высокой огневой мощью и собственной неуязвимостью.

Следует отметить, что военное руководство России считает: сухопутные войска будут играть еще весьма значительную роль и в войне будущего. Они, кроме подготовки к локальным войнам и конфликтат, все еще должны готовиться и к проведению "глубркой опереции", которая, как известно, должна проводиться на всю глубину территории противника. Ясно, что по отношению к сухопутным войскам можно определить в каком направлении идет развитие Вооруженных Сил России и к какой войне они готовятся. Видимо здесь еще очень сильны старые взгляды на характер войн и очень трудно просто отказаться от вооруженных сил на основе сухопутных войск.

Сегодня уже совершенно очевидно, что сокращение вооруженных сил в наиболее развитых странах мира идет одновременно со значительными изменениям в вооружении, военной технике и военном искусстве. Основная угроза безопасности для многих стран будет заключаться в их технологическом отставании по разработке и быстром принятии на вооружение массового количества новейших видов высокоточного оружия, оружия на новых физических принципах, информационных средств, средств РЭБ и навигационных средств. Сейчас фактически уже идет гонка высокоточных вооружений и на первое место выходит динамика принятия на вооржение массового количества этих видов оружия. Те государства, которые не будут способны создать или приобрести в течение ближайших 15 - 20 лет такое оружие в достаточном количестве, за это время отстанут от наиболее развитых стран мира на целое поколение не только вооружений, но и войн. А это значит, что они вынуждены будут продолжать делать ставку на живую силу в войне, на прошлые формы и способы военных действий.

Вооруженная борьба, в которой в противоборстве встретятся противники, способные вести войны различных поколений - прошлого и будущего, безусловно будет выиграна тем, кто готов вести борьбу в войнах нового поколения. Причём, это относится и к локальным войнам и военным конфликтам.

Государство, способное вести войны шестого поколения, будет решать все свои проблемы не с помощью группировок войск на базе живой силы, а применением большого количества главным образом лишь высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах и информационным противоборством.

Таким же образом будут решаться и миротворческие задачи. Можно будет по решению ООН не вводить многочисленные войска в зоны военных конфликтов, а объявить о том, что под контролем разведки и под прицелами высокоточного оружия, скажем воздушного или морского бвзирования, дислоцируемого возможно даже за пределами этой зоны, уже находятся военные объекты, оружие, военная техника конфликтующих сторон и демилитаризованная зона и, в случае нарушения любой из них договорённости о прекращении огня, они будут немедленно подвергнуты удару высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах. Миротворческие силы, созданные на этом принципе, не будут сами нести потери, но будут совершенно по новому и весьма эффективно выполнять свою миротворческую миссию.

Уйдёт в прошлое необходимость содержать крупные группировки войск (военные округа, объединения, соединения) для поддержания соответствующего соотношения сил и средств вдоль государственных границ, а также иметь стратегический мобилизационный резерв и ресурс, проводить стратегическое развёртывание, осуществлять стратегические перегруппировки и др. В этой связи не следует особенно надеятся на приращение эффективности применения объединенных вооруженных сил страны за счет создания единой системы войск на основе военных округов, округов внутренних войск, округов пограничных войск, округов министерства чрезвычайных ситуаций и др. Все эти многочисленные и весьма дорогостоящие войска в войне будущего могут остаться невостребованными и даже не подвергнутыми поражению со стороны противника.

Понятно, что наибольшей эффективности в вооруженной борьбе будущего можно достичь только в том случае, если уже сегодня детально согласовать действия всех ведомств, участвующих в военном строительстве и строительстве вооруженных сил, в разработке и принятии на вооружение необходимого количества высокоточных средств и оружия на новых физических принципах. Разработка этого оружия уже должна осуществляться в рамках всех нынешних и перспективных программ научно - исследовательских и опытно - конструкторских работ оборонных отраслей промышленности. Завершение большенства этих программ должно совпадать с наступлением нового века и тысячелетия.

Требуется сделать смелый шаг - от сухопутных вооруженных сил к вооруженным силам на базе высокоинтеллектуальных средств ведения вооруженной борьбы и войн будущего. Важнейшей задачей является обоснование и выбор концепции таких принципиально новых вооруженных сил. Необходио определить рациональное соотношение видов вооруженнх сил, средств поражения, средств защиты, всестороннего обеспечения, управления во всех звеньях и др. Создавая новые вооруженные силы, следует исходить из необходимости их применения для решения крупных стратегических задач макровойн, а другие задачи, например связанные с миниатюрными локальными войнами и молекулярными конфликтами, они смогут решать тем более.

В этой связи следует отметить, что замысел Совета обороны РФ на реформу Вооруженных Сил РФ и его вариант оптимизации структуры видов и родов войск на период до 2005 года явно направлен на прошлую войну. В этом замысле под видом реформы пытаются провести очередную интеграцию путем переподчинения родственных по решаемым задачам, вооружению и способам боевого применения видов и родов войск РВСН, ПРО, ПКО, ПНР. Однако эти "новые" войска, которые будут называться ракетно-космическими войсками, не будут способны вести борьбу с большим количеством высокоточного оружия противника, т.к. они не предназначены для этого.

Не поможет делу и объединение Войск ПВО и ВВС в деле борьбы с таким противником, т.к. им не прийдется вести борьбу с пилотируемой авиацией над своей территорией, а гарантированно оборонять даже важнейшие объекты экономики и отрасли промышленности от одновременных ударов десятков тысяч высокоточных крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов ни ПВО, ни ВВС не будут способны и через 15 лет.

Никакого приращения эффективности не будет получено за счет создания Оперативного командования стратегическими ядерными силами. Эти силы нельзя применнять ни при каких условиях, поэтому как ими управлять не имеет значения. Просто будут затрачены большие средства на создание единой системы боевого управления ядерным оружием, но от этого безопасность государства не повысится.

Вполне очевидно, что война шестого поколения в таком виде, какой она представлена - дело будущего, но не столь и отдалённого. Когда оно наступит - зависит от многих факторов. Как уже подчеркивалось, каждое суверенное государство по этому пути идёт самостоятельно, исходя из своих возможностей. Однако следует заметить что будущее - это не то, куда мы идём, а то, что мы создаём сегодня. Пути следует не искать, а строить, т.к. сам процесс строительства меняет как самого строителя, так и его судьбу. Также вполне очевидно, что теория войн и вооруженной борьбы должна опережать практику, показывать хотя и в самых общих чертах это будущее - ближайшее и отдалённое, а они уже закладываются сегодня.

Не каждому государству дано легко и быстро реализовать на практике подобные программы. За счёт возможностей экономики и технологии создания таких вооружений в разряд государств, способных вести войны этого нового поколения, кроме наиболее экономически развитых могут войти в первую развивающиеся страны. Уже есть ряд стран, которые открыто идут по пути коренного реформирования своих вооруженных сил и вкладывают основные средства в высокотехнологичную военную электронику, высокоточные системы оружия и заметно меньше стали тратить средств на развитие ядерных и обычных вооруженных сил и средств вооруженной борьбы.

Если в прошлом и в настоящем главную опасность для ряда стран представлял вполне конкретный противник, то в будущем эти опасности могут ожидаться из нескольких регионов. Их источниками могут быть те страны, где ведётся разработка ядерного, химического оружия, баллистических и высокоточных ракет; где быстро растёт экономический и военный потенциал; где сохраняется стремление государств утвердиться на спорных территориях; где сохраняется большая численность обычных войск.

Следует ожидать, что в этой связи целый ряд государств будут вынуждены сохранять возможность ведения прошлых войн - четвёртого и пятого поколений, т.е. продолжать делать ставку на имеющиеся у них живую силу или ядерное оружие. Другие, более отсталые в экономическом и, естественно, в военном отношении государства, будут вынуждены делать ставку на живую силу и химическое оружие.

Те государства, которые уже целенаправленно делают ставку на войны будущего, сосредоточивают свои ресурсы на самых передовых, высокотехнологичных производствах, способных создать требуемый военный потенциал. Это, в первую очередь, ракетно - космическая техника, авиастроение, радиоэлектроника, системы управления и связи. Они уже резко увеличили ассигнования на фундаментальные исследования в области теории вооруженной борьбы будущего, на опытно - костркукторские работы (ОКР), поддержание высокого технологического уровня военно - технического развития. Здесь создаются условия планового производства достаточного количества новейших видов вооружений. В военных бюджетах этих стран наблюдается резкое сокращение закупок нынешних даже самых современных образцов вооружения и военной техники, но сохраняются значительные ассигнования на ОКР. В этих государствах не идут на поводу у военно - промышленного комплекса (ВПК), готового как всегда любыми путями поставлять старые образцы вооружений.

Не трудно предвидеть, что военно - промышленные круги государств, связанные с производством классических видов вооружений и боевой техники для прошлых войн, будут окзывать серьёзное сопротивление всему новому. В реализации военно-стратегических концепций войн будущего они видят прежде всего угрозу своему благополучию и всячески будут препятствовать их внедрению в практику военного сроительства. Вполне очевидно, что они найдут поддержку и среди военных кругов, особенно у представителей руководства сухопутными войсками, которым трудно согласться с необходимостью уходить со сцены и при том навсегда.

Следует также ожидать, что по крайней мере в течение ещё 15-20 лет, процесс ядерного и химического разоружения будет идти медленно и с явным противодействием со стороны целого ряда государств, не готовых и не способных вести войны будущего. Более того, вполне очевидно, что в этот период количество членов "ядерного клуба" будет ещё увеличиваться за счёт вступления в него государств тайно создавших примитивное ядерное оружие в небольших количествах.

Длительное время на планете будут сохраняться условия, когда, в случае возникновения новых войн, в формах и способах вооруженной борьбы будут встречаться их разные поколения.

Высокоточное оружие, оружие на новых физических принципах, информационные средства и системы не только ставят много новых проблем, связанных с характером войн будущего, со строительством вооруженных сил, разработкой теории вооруженной борьбы будущего, но и меняют геостратегическую обстановку на нашей планете и очень скоро потребуется по новому решать многие задачи безопасности суверенных государств, задачи укрепления мира.

Заслуженный деятель науки Российской Федерации академик Академии военных наук, доктор военных наук, профессор генерал - майор В. Слипченко

Переход в начало сайта