Академик Академии военных наук

доктор военных наук,

профессор

Слипченко В.И.

ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ ?

( аргументы и факты)

Ядерное оружие в системе безопасности суверенного государства занимает особое место. Было время, когда ни у кого не вызывала сомнения необходимость иметь это оружие для гарантированного ядерного сдерживания любой агрессии- как ядерной, так и с применением обычных средств поражения. Его считали и считают самым дешевым и надежным средством сдерживания, хотя оно вовсе не дешовое, а его сдерживающие способности весьма сомнительны. До наделения ядерному оружию чисто сдерживающих функций длительное время военная наука ядерных стран безуспешно "обосновывала" возможность и необходимость применения этого оружия на поле боя, пыталась приспособить военное искусство к оружию, которое вообще нельзя применять. Стали возникать абсурдные взгляды, узаконенные затем в руководящих уставных документах, касающиеся длительной не только обычной, но и ядерной войны, наступательных и оборонительных операций стратегического и оперативного масштабов в этой войне. Неоправданные перекосы были допущены в оборонном строительстве, в соотношении между ядерными и обычными вооружениями, оборонительными и наступательными силами и средствами. Как ни странно, но сохранилось и понятие "победа" в ядерной войне. По-прежнему для ее достижения даже после обмена оперативно-тактическими ядерными ударами сторон (по 300-400 ударов) требовались и отрабатывлись на учениях широкомасштабные наступательные действия сухопутных войск с темпами до 100 км в сутки, разгром вооруженных сил противника, оккупация его территории и выигрыш одной стороны означал проигрыш другой. Ядерное оружие ничего не изменило в философии военной политики.

Однако и военные ученые и практики в войсках понимали, что ядерное оружие с момента его появления переросло все цели, ради которых создавалось. Его применение даже с благими намерениями наказать агрессора в любой войне или военном конфликте неминуемо приведет к немыслимой катастрофе. Именовать такое явление войной невозможно, т.к. оно несет гибель не только воюющим противникам, но и не причастным странам и народам.

Сейчас также ясно, что ядерное оружие нельзя рассматривать и как средство сдерживания любых видов войн и конфликтов, т.к. сдерживание ядерным оружием без его применения ничего не даст, а его применение ведет к неопределенности последствий ядерного ответа на любую агрессию. Понятие "сдерживание" несет в себе лишь политическую нагрузку, связанную с запугиванием, шантажом, угрозой применить ядерное оружие в случае прямой агрессии против ядерного государства. Без готовности и решимости применить ядерное оружие как крайнее средство отражения агрессии оно теряет всякий смысл; но в то же время и применение его не имеет смысла, т.к. оно является не только оружием убийства агрессора, но и самоубийства применившего его.

После его двукратного применения в конце Второй Мировой войны по городам Японии это оружие ни один раз не сыграло свою сдерживающую роль, но зато множество раз безуспешно использовалось политиками для шантажа и угроз.

История нашей планеты пережила такие четыре опаснейших года (1945-1949 гг ), когда лишь одно государство в мире- США были обладателями ядерного оружия. Монополия в области этого оружия давала им безграничную власть держать в страхе всех остальных. Если учесть, что после окончания Второй Мировой войны у США сложились исключительно враждебные отношения с Советским Союзом, то только сейчас с ужасом можно представить, что в те годы над нашей планетой висела колоссальная угроза ядерной катастрофы. Тогда ни политики ни военные еще не понимали толком что это за оружие, каковы его действительные возможности и к чему может привести его массированное применение по пртивнику находящемуся на большом расстоянии и даже на другом континенте. К этому оружию психологически относились так же как и к обычному, но более мощному. И эта инерция доядерного мышления доминировала в течение почти тридцати лет, а в некоторых странах сохраняется и сейчас. Военно-политическое руководство ядерных стран не воспринимало доводы ученых о губительных для биосферы и всего человечества последствий любого варианта ядерной войны. Было время, когда отвергалась даже сама постановка вопроса об угрозе всеобщей катастрофы в ядерный век. На полном серьезе разрабатывлись в планах и отрабатывались на многих учениях крупные операции и боевые действия в условиях ядерной войны. Только за период с 1946 по 1949 годы США по меньшей мере четыре раза шантажировали угрозами применить ядерное оружие непосредственно против Советского Союза, у которого в то время еще не было такого оружия.

Всего лишь через два месяца после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в США начались первые исследования и разработка планов применения атомного оружия против СССР. Был рассчитан удар 20-30-ю, а затем и 50-ю атомными бомбами по 20-ти советским городам, который был расписан в плане под названием "Пинчер". Этот удар был запланирован в период между летом 1946 и летом 1947 годов. За ним следовал другой план "Бройлер" (1949 г), который предусматривал удар по 24 советским городам 34-мя атомными бомбами. Ему на смену был разработан план "Фролик", в котором предусматривался удар по тем же 20 городам, но уже 50-ю атомными бомбами. Затем следует новый план "Сизл", в котором масштабы ударов были существенно увеличены- по70 советским городам с использованием 133 атомных бомб. В 1949 году была разработана еще одна схема ударов по СССР "Троян", которая была техническим проектом исполнения планов "Бройлер" и "Сизл". В этом же году появляется очередной более внушительный план "Дропшот", в соответствии с которым по Советскому Союзу планировалось нанести в средине 50-х годов атомный удар 180-ю атомными бомбами.

И хотя 29 августа 1949 года и Советский Союз провел первое испытание своей атомной бомбы, это не только не изменило планы США, но даже наоборот- ужесточило их. В 1951 году США разрабатывают план "Шейкдан", в соответствии с которым предусматривался удар по СССР уже 400 атомными бомбами. В 1954 году появляется невероятный и по сегодняшним масштабам "Основной план", который предусматривал удар свыше 730 атомными бомбами.

Казалось бы цепная реакция планов будет продолжаться. Но именно в это время США впервые обратили внимание на само ядерное оружие и сделали для себя ошеломляющий вывод. Поскольку и СССР уже имел хотя и в меньшем количестве, но такое же оружие и средства его доставки, то оказалось, что дальнейшее увеличение количества ядерных боеприпасов и ракет в США вовсе не ведет к увеличению безопасности государства.

Однако ядерная гонка не была остановлена. И теперь уже ВПК ядерных государств диктовали свою волю политическому руководству, непрерывно подталкивая его к увеличению военных заказов на ракетно-ядерное оружие и гонка ядерных вооружений продолжалась.

На ядерное оружие стали возлагать конституционные и доктринальные задачи сдерживания не только ядерных, но и обычных войн, однако уже было ясно,что эти задачи ядерное оружие не способно решать. Сначала Хиросима и Нагасаки, а затем Кыштым и Чернобыль убедительно "доказали", что ядерное оружие вообще не является оружием для сдерживания войны, т.к. сдерживать без его применения невозможно, но его нельзя применять не только в ограниченном, но даже в единичном количестве.

Возникает справедливый вопрос: как этим оружием сдерживать агрессию?

Заявления о решимости и готовности применить ядерное оружие в ответ на любую агрессию являются пустыми словами и не связаны ни с эффективностью, ни с надежностью сдерживания любой агрессии. Игра в ядерное государство и ядерное сдерживание может привести к тому, что имея ядерное оружие, можно потерять и влияние и территорию и независимость.

Безусловно, самый реальный путь в этой стуации- кардинальное сокращение количества ядерных боезарядов и средств их доставки. Однако процесс сокращения ядерных арсеналов идет с большим сопротивлением со стороны стран- обладателей этого оружия. Получается замкнутый круг: то ядерное оружие, которое имеется категорически нельзя применять, но это же оружие не желают не только ликвидировать, но и сокращать. Если круг замкнулся, то оказывается, что ядерное оружие самоизолировалось от всех процессов, происходящих на планете. Оно существует в ряде государств само по себе и не является средством сдерживания и гарантией безопасности ядерного государства. Ему не принадлежит роль всеобщего фактора сдерживания угрозы применения ядерной военной силы в международных отношениях. В каждом ядерном государстве оно лишь сдерживает само себя от своего же апокалипсиса и не более.

Известно, что политика- это возможность реального, а реальность такова, что этим оружием ничего нельзя сдерживать. В этой связи ставка на ядерное оружие в военной доктрине суверенного государства носит явно лозуноговый, декларативный характер, т.к. его применение, как уже было показано, равносильно самоубийству. Ядерное сдерживание является ни чем иным, как объявленной угрозой применения ядерного оружия, не зависимо от того в какие силы оно входит, кто им управляет. Получается, что путь, ведущий к миру, является безнравственным в своей основе, т.к. он проложен через угрозу уничтожения и самоуничтожения моллионов людей и их ценностей. А в случае если, скажем, два-три враждующих государства делают подобную ставку на ядерное оружие, то такое "сдерживание" превращается в удвоенную-утроенную угрозу ядерного уничтожения всего живого и конечно же-самоуничтожения. Оказывается, чтобы предотвратить даже обычную войну нужно демонстрировать всем вероятным противникам свою способность и готовность применить ядерное оружие и пойти не только на уничтожение цивилизации, но и самоуничтожение, что является абсурдным.

На самом деле речь идет не о ядерном сдерживании, а о нагнетании страха, тем более, что в военных доктринах некоторых стран сняты всякие ограничения на применение ядерного оружия первыми. Считалось, что чем более многократно (например 10-20 раз) один и тот же противник мог быть уничтожен ядерным оружием, тем большая гарантия предотвращения войны с ним. Однако ядерное оружие не способно дать политикам больше власти. Никто не мог предвидеть, что чем страшнее оружие и чем его больше, тем сложнее проводть политику устрашения с его помощью. Это оружие является лишь отличительной особенностью государства и может быть в лучшем случае лишь средством дипломатического давления в переговорных процессах по любым вопросам, чем сдерживающим фактором войны или конфликта.

Устрашение противника ядерным оружием является бессмысленным и оно свидетельствует о полной зависимости государства от ядерного оружия при возможной абсолютной слабости остальных сил и средств. Ядерное оружие не является гарантом безопасности, а скорее наоборот, гарантирует нестабильность и неуверенность и чем больше его находится на вооружении, тем меньше безопасность страны. Ядерное оружие свидетельствует о национальной слабости и уязвимости, а не о национальной силе. Ядерное сдерживание не только абсурдно, но и не эффективно. Бессмысленно устрашать тем, что вообще неприменимо. Ядерные вооружения государств сейчас являются их бременем. Надо вести речь не о сдерживании с помощью ядерного оружия, а о сдерживании самого этого бесполезного оружия, которое по своей природе не способно взять на себя функцию оборонительного оружия. Это невероятной силы наступательное оружие даже в ответном ударе, но ему пытаются навесить ярлык обороны и защитника отечества, которые оно не решает, т.к. не способно отразить агрессию. И вызывает удивление, что Православная Церковь пошла на поводу у ядерного ВПК и попыталась "канонизировать" это оружие на Соборных слушаниях "Ядерные вооружения и национальная безопасность России" в Свято-Даниловом монастыре в ноябре 1996 года.

Сейчас бытует справедливое мнение о том, что после распада Советского Союза, Варшавского Договора и ликвидации тактического ядерного оружия соотношение обычных сил и средств стало абсолютным в пользу Запада. Но нелепым является предложение выровнять это соотношение прекращением сокращения стратегических ядерных сил, т.к. они якобы являются единственной силой, которая обеспечивает безопасность государства и сдерживает как ядерные, так и обычные войны. Следуя этой логике, можно придти к выводу, что при наличии ядерного оружия государство может вообще не иметь обычные вооруженные силы. Можно произносить самые серьезные заявления о решимости применить ядерное оружие в ответ на любую агрессию, но на деле все может происходить иначе- и агрессия идет, и жизненно важные интересы государства поставлены под угрозу, а ядерное оружие применять нельзя.

Как ни парадоксально, но в условиях наличия ядерного оружия все процессы в мире шли и идут не благодаря, а вопреки ему. Яденое оружие пока к счастью еще не принесло ни побед, ни других результатов, исход которых зависел бы от его наличия.

Не спасло ядерное оружие от распада Британскую и Французскую империи, не остановило вторжение Северной Кореи в Южную в 1950 году, не помешало захвату Северным Вьетнамом Южного в 1973 году, не разрешило без применения слы фольклендский кризис в 1982 году, не оказало никакого препятствия при вводе советских войск в Венгрию в 1956 году, не защитило Афганистан от ввода туда советских войск в 1979 году, не спасло от распада Советский Союз, не спасет и других.

Вместе с тем история подтверждает, что ядерное оружие способствует порождению у его обладателей высокомерия, уверенности в безнаказанности применения обычных средств поражения и во многих случаях эти государства-обладатели легко шли на развязывание обычных войн и военных конфликтов. Только за период с 1945 до начала 1997 года, когда на нашей планете существует ядерное оружие произошло, да и сейчас идут более 269 крупных войн и военных конфликтов, в которых уже погибло борлее 30 млн человек. Практически за этот период не было ни одного мирного дня на Земле.

К наиболее крупным локальным войнам и военным конфликтам в ядерный век следует отнести войны в Корее (1950-1953 гг ), Вьетнаме (1961-1973 гг ), Алжире (1954-1962 гг ), Египте (1956 г), ОАР, Сирии, Иордании (1967 г ), Израиле (1973 г ), Коного (1959, 1964 гг ), на Кубе ( 1961 г ), в Камбодже (1970-1971 гг), Лаосе (1971 г). на Фолклендах ( 1982 г), в Ливии (1986 г), Афганистане (1979-1989 гг, но она продолжается и сейчас как гражданская), в зоне Персидского залива (1991 г), Югославии (1990-1996 гг), войны между Азербайджаном и Арменией, Грузией и Абхазией, Молдовой и Преднистровьем, Россией и Чечней и др.

Следует особо подчеркнуть, что в ядерный период ядерные государства непосредственно выступали в качестве агрессора: США в 30 войнах и военных конфликтах; Великобритания- в 40; Франция-28; Израиль-28; СССР-4; Китай-2; Россия-1. Наибольшее количество локальных войн и военных конфликтов происходило в стратегически важных районах, где тогда противостояли интересы двух противоположных мировых систем. Были войны и военные конфликты, в которых непосредственно противостояли две главные ядерные державы- СССР и США. Это были войны в Корее, на Ближнем Востоке, конфликт на Кубе. Причем, ядерный Советский Союз непосредственно противостоял ядерным США в войне в Корее, в конфликте на Кубе, Китаю в пограничном конфликте с ним, косвенно противостояли США и СССР в войнах во Вьетнаме и Афганистане.

В истории ядерного СССР также можно привести два примера, связанных с угрозой применения с его стороны военной силы. Первый- когда он ультимативно потребовал от Англии, Франции, Израиля прекратить военные действия против Египта во время суэцкого кризиса в 1956 году и это было достигнуто. Правда, тогда СССР еще не имел ракет, которые по дальности действия могли бы нанести ядерные удары по Англии или по противникам в зоне Суэцкого канала, но представители ВПК Советского Союза пытались хотя бы задним числом приписать этот успех именно имевшемуся тогда ядерному оружию. А по существу, речь шла просто о военном вмешательстве на стороне Египта и это тогда и привело к прекращению агрессии, а не угроза ракетно-ядерных ударов по агрессорам. Второй пример редко упоминается в нашей публицистике. Это был открытый ядерный шантаж Италии со стороны Советского Союза в 1959 году. Тогда на ее территории создавались американские ракетные базы, которые в случае возникновения конфликта представляли непостредственную угрозу для СССР и он угрожающе- ультимативно потребовал прекратить их строительство. Однако прозвучавшие ядерные угрозы не дали желаемых результатов, их никто не испугался и установка американских ракет продолжиласьь.

В 1954 году французские войска во время войны во Вьетнаме оказались в отчаянном положении в Дьенбьенфу и тогда тоже прозвучали угрозы применения ядерного оружия против Вьетнама. Однако эти угрозы также ничего не дали, а применить ядерное оружие даже в действительно тяжелой обстановке не рискнули из-за возможности больших собственных потерь от своего же ядерного оружия. США несколько раз открыто угрожали применить в общем количестве 15 ядерных бомб в войне в Корее против китайских добровольцев. Однако открытый и широко разрекламированный шантаж, демонстрация ядерного оружия не принесли успеха США, а применить его они тоже испугались сами. Подобный пример можно было бы привести и относительно яденрного Израиля в его войнах с арабскими странами. Еще более яркий пример неэффективности ядерного сдерживания был продемонстрирован в войне в зоне Персидского залива в 1991 году. Ирак вызывающе-демонстративно шел на конфликт с ядерным Израилем и непрерывно обстреливал его города своими баллистическими ракетами. Президент Ирака Хусейн знал, что Израиль сам боится своего же ядерного оружия и никогда не применит его против Ирака.

Приведенные примеры показывают, что наличие ядерного оружия у одного из воюющих противников не оказывало практически никакого влияния на начало, ход и исход войны.

Безусловно, сводить к нулю роль ядерного оружия нельзя. Оно самосдерживанием и поддержанием "равновесия страха" не дало разыграться крупномаштабной ядерной войне, несмотря на жесткое противостояние двух противоположных систем и сохранило "ядерный мир" на нашей планете. Безъяденый мир пока является утопией как минимум для одного поколения людей. Все же следует согласиться, что без наличия ядерного оружия на нашей планете ход истории мог быть иным, очевидно более благоприятным для всех.

Твердость убеждений в необходимости ядерных вооружений-скорее инерция, чем последовательность мышления. Ядерные ВПК ядерных стран оказались застигнутыми врасплох и оказывают сопротвление ядерному разоружению. Они не готовы в короткие сроки взять на себя другие задачи нашего времени: вместо производства боезарядов для различных средств доставки- их массовый демонтаж и разборку; вместо наработки делящихся материалов- их массовую утилизацию и очистку территорий от радиационного загрязнения. Ядерные ВПК совместно с военным руководством государств настаивают на модернизации существующих и создании новых видов ядерных вооружений.

Сейчас планета перегружена ядерным оружием, исковеркана и искалечена его многочисленными испытаниями и как хронический больной уже свыклась с ним, приспособилась жить в условиях непрерывной угрозы его применения санкционированно в соответствии с военными доктринами или случайно. "Ядерное привыкание"- это последствие проявления в ядерный век существовавшего с библейских времен страха всеобщей гибели на Земле. Во все исторические времена человечество жило в ожидании своей Помпеи. Постоянный страх перед неизбежным апокалипсисом выработал своеобразный имунитет, привычку приспосабливаться жить в условиях опасностей и угроз. Ядерного оружия, которое долго вселяло страх всем здравомыслящим на Земле, уже перестали бояться как сами ядерные, так и безъядерные страны. На него просто перестали обращать внимание, тем более, что Чернобыль в наше время не менее зловеще, чем Хиросима и Нагасаки в относительно недалеком прошлом, показал всему миру, что такое оружие нельзя применять даже в единичном экземпляре в ходе войны. Геополитика проводится на планете не обращая внимания на наличие ядерного оружия, на его количество. Мощный ядерный потенциал государства дает лишь мнимое чувство его безопасности. Ядерное оружие, как было показано, не только не предназначено, но и не способно сдерживать ни малые конфликты, ни войны других масштабов. Более того, под крышей "ядерного зонта" войны не прекращаются и становятся обыденными.

Если говорить о функции ядерного сдерживания, то для этого сейчас и Соединенным Штатам и России достаточно иметь его по крайней мере в 20-30 раз меньше, чем имеется уних. Для ядерного сдерживания его количество не имеет никакого значения, т.к. его просто достаточно иметь. Применять это оружие нельзя ни в каких количествах и ситуациях и сейчас, говоря о ядерных потенциалах ядерных стран, следует исходить не из формулы - насколько большим он должен быть, чтобы предотвратить войну, а из формулы - какой минимальный ядерный потенциал необходим, чтобы поддержать мир.

Если вспомнить берлинский кризис летом 1961 года, тогда США имели 40 МБР, а СССР лишь 4 - соотношение 10:1. Несмотря на свое абслютное превосходство Соединенные Штаты уже тогда испугались возможного ракетно-ядерного удара или удара несколькими советскими стратегическими бомбардировщиками, которые могли уцелеть при налете на их территорию. Поучительным является и карибский кризис в октябре 1962 года. Тогда соотношение ядерных боезарядов было 5000 : 297 (17 :1) в пользу США и по сегодняшним критериям надо было непременно наносить ядерный удар по Советскому Союзу. Но они не пошли на применение ядерного оружия, т.к. тогда снова сработал не сложный критерий "неприемлемого ущерба" для СССР, а элементарный критерий страха для самих США.

Еще пример. Если бы к началу кризиса в зоне Персидского залива (1990 год ) у Ирака был хотя бы в единственном экземпляре простейший атомный ( не яденрный ) боеприпас, то эта война могла вообще не состояться опять таки из-за страха прежде всего США понести большие людские потери, а Хусейн точно применил бы это оружие.

Другие примеры: Франция, Великобритания, Китай сейчас имеют на много меньше ядерных боезарядов чем соответстсвенно Россия или США будут иметь после реализации Договора СНВ-2, не говоря о его нынешнем количнстве. Однако это не вызывало беспокойства в прошлом и не вызывает его сейчас у этих государств из-за того, что Россия имеет по отношению к каждому их них абсолютное превосходство. Никакое подавляющее преимущество в соотношении ядерных вооружений не имеет стратегического смысла. Научно доказано, что в случае применения одной из воюющих сторон ядерного оружия против своего противника, эта же сторона также не избежит воздействия от своего же оружия с катастрофическими для нее последствиями. Работает правило: кто применит ядерное оружие первым - погибнет вторым, даже без ответного ядерного удара противника.

Еще раз необходимо подчеркнуть, что ядерное оружие нельзя применять вообще и поэтому совершенно не имеет значения сколько его имеется у того или иного государства для выполнения функции сдерживания. Скорее даже наоборот- чем его меньше, тем лучше, тем безопаснее для самого ядерного государства

Гонку вооружений государства вели порознь и скрытно. Гонку разоружения надо вести вместе и открыто. Поскольку Россия заявляет в своей военной доктрине, что ни одно государство мира не рассматривается ею в качестве противника и она отказывается от практиковавшейся ранее национальной и политической персонификации врага и, таким образом, у нее нет противников среди сегодняшних членов "ядерного клуба", то и отношения с ними вполне реально должны выйти за рамки нынешнего ядерного сдерживания. Что касается России, то для нее уже наступило время, когда можно определиться, не оглядываясь на других, что в ее военно-стратегическом положении следует понимать под реальным "минимальным ядерным сдерживанием". Это облегчило бы решение многих проблем строительства вооруженных сил, конверсии ВПК, да и переговорный процесс по сокращению и ликвидации стратегических наступательных вооружений пошел бы более эффективно. Для этого нужна лишь ее добрая воля и не требуются никакие переговоры о всевозможных уровнях, подуровнях, порогах, процедурах контроля, проверок. Если бы каждая ядерная страна нынешнего "ядерного клуба" пошла на этот шаг в одностороннем порядке, то дальнейшие переговоры по проблемам ядерных вооружений переместились бы в область поиска мер доверия, мер военной и национально-государственной безопасности, но уже при минимальной ядерной опасности. Пора определить свою позицию и смело пойти на кардинальные шаги в сокращении и ликвидации ядерного оружия во имя спасения, а не дальнейшего разорения государства. Принимая решение на односторонние сокращения ядерных вооружений, государство и его компетентные органы безусловно проведут квалифицированные оценки, расчеты, промоделируют различные варианты сокращений, оценят их влияние на безопасность государства и на общую стабильность в мире. Проверке и всесторонней оценке будут подвергнуты все нынешние и потенциальные члены "ядерного клуба", будут даны ответы на вопросы: кто вероятный противник; кто партнер; кто союзник; какова роль ядерного оружия в обеспечении безопасности государства и мира в целом.

Государственные интересы и суверинитет - это то, что постоянно требуется обеспечивать всеми доступными и реально осуществимыми средствами. Национальный суверинитет стоит ровно столько, сколько государство выделяет средств на настоящую оборону без всякой опоры на яденое оружие, которое не выполняет эти функции. Учитывая это, надо было бы убрать из всех военных доктрин государств даже упоминание о ядерном оружии и ядерной войне.

В. СЛИПЧЕНКО

Переход в начало сайта