Меч и панцирь

Владимир СЛИПЧЕНКО,

доктор военных наук, профессор

В XXI веке воинский строй сохранится только на парадах "В войне XXI века победит тот, кто сумеет понять новые веяния и взять на вооружение весь интеллектуальный потенциал военной науки.
Готова ли Россия к такой войне? Или мы по-прежнему будем готовить бравых строевиков для парадов на Красной площади"?

 

В 15 тысячах войн, пробушевавших в мире за 5,5 тысяч лет, можно четко насчитать 4 поколения: первое - войны с холодным оружием; второе - с гладкоствольным пороховым оружием; третье - с нарезным и, наконец, нынешнее четвертое поколение - с танками, самолетами, кораблями и т.д. Пятое поколение -ядерная война стоит особняком, ибо победы в ней не будет.

Что такое победа? История войн показывает, что формула победы всегда состояла из трех слагаемых. Нужно было разгромить вооруженные силы противника, разрушить его экономический потенциал и свергнуть политический строй. Только достижение всех этих целей давало возможность добиться полноценной победы. В прошлых войнах - до четвертого поколения включительно - победы нельзя было достичь без оккупации территории противника. Ибо без этого нельзя было разрушить его экономический потенциал и свергнуть политический строй. Именно поэтому я называю ядерную войну аномалией - в ней все три составляющих сливаются в одну: одним ударом громятся вооруженные силы противника, разрушается экономика и ликвидируется политический строй. Но плодами такой победы при этом воспользоваться не удастся победителю, который, кстати, и сам будет подвержен ядерному воздействию от своего же оружия.

Поэтому наиболее развитые страны сейчас думают над войной очередного шестого поколения. Лабораторные опыты, своего рода натурные эксперименты такой войны мы уже видели воочию - они проводились Америкой в Ираке в 1991 году и в конце 1998 года, продолжаются они и в наши дни в СРЮ. При этом борьбу ведут не столько американцы против Ирака или Югославии, сколько американские военно-промышленные фирмы между собой. Что бы ни говорилось о причинах прошлой войны в зоне Персидского залива, нынешних ударах по Ираку и Сербии в конфликте с Албанией , глубинная причина этого одна -американский ВПК должен испытывать новое высокоточное оружие в боевых условиях и на различных театрах военных действий.

Зачем? Известно, что в США крайне остро стоит проблема конкуренции в производстве оружия. Военный бюджет выделяет огромные деньги, которые получит производитель вооружений, показавший себя с лучшей стороны. На закупку систем высокоточного оружия США уже два года подряд тратят по 50 млрд. долл. На будущий год Клинтон пообещал увеличить ассигнования до 60 млрд. долл. Эксперты убеждены при этом, что США будут интенсивно накапливать новое высокоточное оружие примерно до 2010 года. За такие деньги стоит побороться!

Убедившись в эффективности нового оружия, США заложили три корабля "Арсенал", каждый из которых несет на палубе 500 вертикальных пусковых установок, а в трюме - еще 1500 боекомплектов высокоточных крылатых ракет. К 2003 году один такой "Арсенал" будет постоянно дежурить в зоне Персидского залива, второй - в Тихом океане рядом с Тайванем, третий - в Средиземном море. Прогнозные данные показывают, что к 2020 году таких кораблей может быть 70, а к 2030 году - 100. Следовательно, США будут готовы наносить высокоточные удары силой в 200 тысяч крылатых ракет морского базирования!

Последние удары по Ираку в декабре 1998 года показали, что точность сегодняшних ракет достигает 85%, то есть очень высока. Но ведь еще максимум не достигнут, значит, есть и резервы для совершенствования, и возможность выбора лучших моделей.

Разрабатываются в США и новые неядерные межконтинентальные баллистические ракеты высокой точности, способные поразить любую конкретную цель, пролетев для этого 10 тысяч километров. Они уже в ближайшие 7-10 лет станут основой стратегических неядерных сил страны.

А как убедить заказчика в эффективности предлагаемых образцов? Без натурных экспериментов здесь не обойтись. Дальше все по дедушке Крылову: "Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать", - высокоточные удары по Ираку (Судану, боснийским сербам, афганским талибам или любому другому подвернувшемуся под руку "ягненку").

В итоге, по моим прогнозам, США, примерно, к 2007-2010 годам обойдут весь мир, создав у себя потенциал для крупномасштабной войны нового поколения. Другие страны могут попасть в ситуацию, которая была характерна для СССР в 1941 году, когда против армады немецких танков "первый маршал" Клим Ворошилов с револьвером в руке бросал прекрасно обученных, жаждущих боя ...кавалеристов. Увы, ситуация сейчас для России может повториться. Необходимо пересмотреть свою оборонную стратегию и готовиться к войне нового поколения, абсолютно не похожей на Великую Отечественную.

В 1991 году в зоне Персидского залива впервые в истории встретились войны двух разных поколений. Четвертого - со стороны Ирака, и еще не в полном смысле шестого - со стороны многонациональных сил во главе с США. И хотя Ирак был по общему признанию очень силен и прекрасно подготовлен к прошлой войне, он не смог ничем ответить агрессору, так как на него напал противник, воевавший совершенно по-новому. Войди американцы на землю Ирака по схеме прошлых лет - с танками, пулеметами, пехотой, походной артиллерией, они пролили бы море крови. Победить-то они бы все-таки победили, но какой ценой!

При этом войну в зоне Персидского залива назвать войной нового поколения еще нельзя, здесь опробовались лишь отдельные элементы войны будущего.

Сейчас американцы постоянно демонстрируют, что они хотят полностью уйти от прошлого поколения войн и готовят арсенал войны будущего. Для этого, безусловно, нужно огромное количество высокоточных крылатых ракет воздушного, морского и космического базирования и оружия, основанного на использовании новых физических принципов. Война без человека на поле боя, без самого поля боя - вот что такое война шестого поколения.

Мы находимся на изломе прошлого и будущего:

война четвертого поколения еще не ушла, от пятого -ядерной - еще не отказались, а шестое только приходит. Кто успеет перешагнуть этот разлом, эту трещину, тот будет править миром в XXI веке.

Какой будет формула победы в войне будущего? Ее слагаемые останутся прежними, она верна для всех войн. Но направление основных усилий принципиально изменится. Нужно ли было Соединенным Штатам громить устаревшие вооруженные силы Ирака для того, чтобы достичь своих целей? Нет. Вполне достаточным оказалось лишь разрушить его экономический потенциал. Пусть остается в живых Хусейн. Если полностью уничтожить экономику страны, политический строй сменят сами иракцы. В отличие от войн прошлого в войнах нового поколения весь потенциал высокоточного удара обрушивается не на вооруженные силы противника, не на политическую верхушку, а на его экономические объекты. Именно для этого нужно иметь большое количество высокоточного оружия.

Когда мы видели на экранах телевизора, как одна крылатая ракета делает отверстие в стене электростанции в Багдаде, а вторая с точностью до сантиметра проникает в это отверстие, чтобы разрушить установленное там оборудование, легко было понять, в чем разница между прошлыми и будущими войнами. Но эти репортажи для широкой публики были лишь побочным продуктом документальной телесъемки, проведенной камерами, установленными на самих ракетах. Это нужно было отнюдь не для эпатирования зрителей голубых экранов, а для точных доказательств конкурентам преимущества ракеты фирмы "Боинг" или "Лорал" перед летающим оружием фирмы "Мартин Локхид" или наоборот.

Анализ показывает, что США уже на рубеже 2010 года будут обладать таким количеством оружия нового поколения, что смогут наносить непрерывные высокоточные удары по любому противнику в течение месяца. Несколько тысяч пусков высокоточных ракет в день! Этого вполне достаточно, чтобы лишить любую страну всей экономической инфраструктуры. К 2015 году точность всего оружия, видимо, достигнет желаемого максимума, а к 2030 году станет абсолютной, то есть оно не допустит ни одного промаха и будет способно попасть в любую заданную точку. Именно точку - форточку, антенну, переключатель, пусковой прибор и т.п. Это будет оружие, способное не разрушать весь объект экономики, а лишить его важнейшей детали, от которой зависит его работоспособность. Огромное значение приобретет разведка, которая станет элементом удара, работающим фактически в режиме "он лайн".

Что же нужно делать России, чтобы не оказаться в положении Ирака, чтобы выжить в возможной войне? Нужно, во-первых, иметь такие же средства удара - высокоточное оружие, а во-вторых, иметь надежный защитный потенциал - высокоточную систему воздушно-космической обороны основных экономических объектов государства. Нужен столь же непробиваемый панцирь, как у черепахи, ведь именно он позволил ей сохраниться на земле миллионы лет. Панцирь этот должен состоять минимум из двух слоев: общей системы воздушно-космической обороны страны и не огневой защиты буквально каждого ключевого объекта экономики - основных заводов и фабрик, электростанций и научных центров, портов и железнодорожных узлов. А для этого потребуется полностью изменить свои вооруженные силы, отказаться от ненужных сухопутных войск, авиации поля боя, танков, артиллерии. Мы привыкли делить вооруженные силы по сферам применения - военно-воздушные, военно-морские, сухопутные. Это деление уходит в прошлое. Остаются два вида вооруженных сил - стратегические ударные, но неядерные и стратегические оборонительные.

Уже в сухопутной войне в зоне Персидского залива победу одержали фактически американские моряки, именно оттуда шли основные залпы высокоточных ракет по объектам экономики. Роль морей и океанов в ближайшие годы резко возрастет. Здесь оружие нападения скрыть легче, чем в воздухе. Возрастет и роль авиации, но лишь той, которая будет подносить боеприпасы к рубежам пуска, отстоящим от цели на 2-5 тысяч километров. По сути потребуются боевые транспортные самолеты, каждый из которых будет способен доставлять сотни высокоточных ракет "воздух - земля". Лет через двадцать будет возможным даже довооружение самолетов в воздухе, как ныне производится дозаправка. Более того, в воздухе будут меняться и экипажи самолетов. Эра самолетов поля боя кончится... В отдаленной перспективе все оружие с суши будет убрано, и оно будет базироваться в морях, океанах и космосе. Для внутренних целей, правда, могут понадобиться мобильные войска, но в крайне ограниченном количестве.

В военном деле уже воочию происходит очередная, всего лишь шестая, революция, и нужно быть к ней готовым. Война пережила не одну революцию. Первую, о которой мы уже вспоминали , - когда от дубинки перешли к луку, затем с появлением пороха -гладкоствольного и нарезного оружия, самолетов, танков. Нынешняя революция не связана с появлением нового танка или новейшего истребителя поля боя, а с отказом от них. Нужно срочно ковать новый собственный высокопрочный меч и строить общегосударственный панцирь - такие задачи должно поставить перед военной наукой и ВПК государство. Без них оно может лишиться жизнеспособности.

Достижения наших творцов оружия тоже бесспорны, во многом мы даже опережаем американцев, но пока все новое существует лишь в нескольких экземплярах, на серию нет средств.

Мы помним, что Михаил Булгаков устами одного из своих героев утверждал: "Разруха начинается в головах". Революция тоже должна свершиться сначала в головах военачальников. Концерн Сухого должен перестать изобретать и строить кувыркающиеся истребители поля боя, уральские заводы - клепать танки, тульские и ижевские оружейники - выпускать пулеметы и автоматы.

Придется забыть такие привычные понятия как фронт, тыл, передний край, фланг. Решиться на это нелегко, но и продолжать выпуск ненужного оружия -тоже бессмыслица. Наращивать устаревшее вооружение, значит, готовиться к прошлой войне, значит разбрасываться скудными средствами, отрываемыми от народа.

Сейчас ни одно учебное заведение не готовит кадры для войн шестого поколения, а ведь от этого зависит будущее государства. Нужно изменить и взгляд на экономику войны. В будущем не придется одевать и кормить сотни тысяч солдат, создавать стратегические резервы. Все средства придется тратить на выпуск высокоточного оружия и создание систем воздушно-космической обороны. Неизмеримо усилится и информационное противоборство, у которого появится свое - радиоэлектронное - оружие: как ударное, так и оборонительное.

Задачи чрезвычайной сложности стоят перед Россией, но есть среди них абсолютно неотложные. Нужно срочно исправить ошибки в проводимых реформах, в разработанной концепции развития Вооруженных сил. Нужно отказаться от мысли, что нас может защитить ядерное оружие. Это принципиальная ошибка. Ядерное сдерживание без применения ядерного оружия - бумажный тигр, а ядерное сдерживание с применением этого оружия - всеобщая гибель.

Наши задачи сложнее американских - мы ведь не позволим себе "натурных экспериментов" иракского типа. Нам придется действовать на бумаге. Первой и важнейшей из этих бумаг должна стать утвержденная всеми ветвями власти Доктрина военного строительства России. Она должна охватить период до 2050 года и с разбивкой по годам дать четкий план действий по всем направлениям: что должен делать ВПК, что -Вооруженные силы, что - учебные заведения, что - военная наука.

В советские времена ВПК часто действовал по принципу - мы даем Вооруженным силам не то оружие, которое они требуют, а то, которое им нужно. При этом "нужность" диктовалась возможностями промышленности, а не потребностями армии. Сейчас во главу угла нужно ставить не благоденствие военно-промышленного комплекса, а требования безопасности страны.

Переход в начало сайта