Генерал-майор Владимир Дудник - военный эксперт Ассоциации "Гражданский мир", кандидат педагогических наук, доцент.

Честь офицера: российские измерения
 

Формула "Честь имею" появилась в российской Армии с незапамятных времен. Она, думаю, формировалась стихийно по мере складывания и осознания офицерами своего общественного предназначения, статуса - престижа офицерского звания и своего личного достоинства. Не малую долю в формирование статуса офицера вложило и само общество, государство, ведшее войны почти непрерывно.
Со временем реплика "Честь имею" вошла в лексикон офицерского братства и чаще в повседневной жизни неформально подтверждала индивидуальные достоинства лица, служившего Отечеству "не живота ради".
Однажды... в далеком 1813 году, командующий всей кавалерией армии Великий князь в резких тонах отчитал князя Трубецкого, а заодно и его полкового командира, за то, что князь в походе был не в положенной кирасе, а мягкой фуражке. Он не знал, что перед тем офицер был ранен в голову.
На ближайшем бивауке командир полка объявил своим подчиненным, что поскольку он не сумел уберечь честь офицера, следовательно - и вверенного ему полка, он слагает с себя командирские полномочия и подает высочайшее прошение об увольнении от службы.
Разобравшийся к тому времени в своей оплошности Великий князь прискакал к полку и, сняв головной убор, просил прощения за оскорбление чести и достоинства офицера.
Закончил же он так: "Ежели господа офицеры сочтут мои извинения недостаточными, я к их услугам."
Это означало дуэль с каждым офицером. Таким образом Великий князь честь младшего офицера оценил равной собственной жизни.
Известен и другой исторический факт - о роли Офицерского собрания в защите чести и достоинства и каре за их утрату.
Например, офицеру, уронившему свою честь, могло быть отказано в посещении собрания. А это делало невозможным его дальнейшее пребывание в службе. Более того: по соображениям чести собрание могло отказать в доверии командиру и довести свое решение до Государя.
В этом случае командир немедленно отрешался от должности (если не успевал уйти добровольно). Случаев, чтобы Государь Император отклонил вердикт Офицерского собрания неизвестны.
Данное слово и честь для российского офицера стали едины. Закончилась эта идилия трагически.
Осенью 1920 года десятки тысяч офицеров, оставшихся от армии Врангеля, поверив замирительным посулам большевиков, сложили оружие и прекратили сопротивление. Всех их расстреляли красногвардейцы без суда и следствия из пулеметов у крымских скал.
Не столь давно российским уставом учрежден прежний элемент общения между офицерами "Честь имею". Возвращается словесная форма, а понятие чести офицера еще не сформировалось. И в реальной жизни.. случается нередко, что за бесчестье жалуют Звезды Героев России и большие звезды на погоны. И не желает знать народ своих героев, а иногда и проклинает из их.
Так всласть живут после изгнания из Армии за злоупотребления начфин генерал Воробьев и скомпрометировавшийся генерал Бурлаков - у них пожизненные блага.
У погибших на войне солдат по-прежнему безымянные погребения, у молодых офицеров и немощных военных пенсионеров задерживают их небольшие зарплаты и пенсии.
Кстати, после учреждения для офицеров вновь "честь иметь" объявились свету...нет не дуэли, а иски обиженных генералов друг к другу за оскорбление чести и достоинства на суммы от рубля и выше.
И судят - рядят в основном женщины - судьи, чистят мундиры у наших доблестных мужчин генералов.
Пусть чуть-чуть, но очищают своих защитников от дерьма наши женщины.
В теперешней Армии своя правда, мораль и честь; генерал Шкирко проспал Кизляр - и ничего. Подполковник Орешкин принял участие в съезде "ДЕМРОССИИ" - вон из Армии. Генерал Тихомиров делом и словом мешал замирению в Чечне - и ничего. Майор Майоров выдвинул свою кандидатуру на выборах в Госдуму от Российского движения демократических реформ - изволь в 24 часа в запас.
А генерал Грачев, с чьим именем связано горе десятков тысяч женщин - числится все еще в лучших министрах обороны...
Знаю доподлинно лишь двух из действующих генералов, подтвердивших свою честь офицера.
Генерал Лев Рохлин, находившийся в подчинении у удалого Грачева сделал все, что мог в своей должности, но не принял по представлению министра обороны из рук президента Звезду Героя.
Генерал - реформатор Андрей Николаев, будучи незаконно обиженным в ненадлежащей службе подчиненных ему войск, тотчас подал прошение об отставке.
Вспомнили позже о собственной чести и судьбе Армии и новоявленные "демократы" генералы Эдуард Воробьев и Борис Громов, вспомнили тогда, когда и их из этой Армии турнули.
И все же полагаю: в Армии и теперь найдется немало офицеров, да и других чинов, для которых "Честь имею" - не пустая фраза. Да вот только затерялись и растерялись они в потемках нашей армейской жизни. Чтобы они вспомнили былую честь нужна Новая Армия России.

Председатель общественного совета
Круглого стола "Армия и общество"
генерал - майор в отставке
Владимир Дудник
8-495-754-1369

5.1.97г.
Создано и поддерживается Борисом Майоровым.
© 1996, 1997,
Мир Бориса Майорова 

Примечание: - Видеоканал В.Дудника , начал работу 15 декабря 2012 года

Переход в начало сайта