ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЛАДИМИРУ ВЛАДИМИРОВИЧУ ПУТИНУ

 

г.Москва, Кремль

 

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

            Предложения к изменению системы прохождения службы Офицерским Корпусом России.[1]

 

I. Преамбула

            Мировой опыт военного строительства, в том числе и наш отечественный, с непреложностью свидетельствует: систематические, отвечающие требованиям времени и конкретной ситуации изменения прохождения военной службы, являются неотменяемой парадигмой государственного строительства. Прохождение службы Офицерским Корпусом – стержень этой парадигмы.

            При царях-самодержцах, например в 1910-1914 гг., эти проблемы открыто обсуждались в печати, при предоставлении преимущественного права публикаций младшим офицерам, - т.е. "офицерам строя и боя".

            Последняя "царская"  реформа, будучи подготовленной, так и не началась из-за 1-ой Мировой войны; первая (и единственная) реформа Красной (Советской) Армии оборвалась в самом начале из-за внезапной кончины ее автора М.В.Фрунзе. Перезревшая  потребность в военной реформе сегодня не реализуется из-за умелого и открытого саботажа ее правящим генералитетом.

            В последние 2-3 года в кризисном развитии нашей армии отчетливо проявились две опасные тенденции: 1) групповое ( а часто – целыми подразделениями) оставление части с последующим обращением в правозащитные (реже – в правоохранительные) органы и организации в поисках защиты от издевательств со стороны офицеров; 2) преступные ( полковник Буданов и другие) и антиконституционные действия (генерал Трошев и другие) офицеров и высших генералов, остающиеся практически безнаказанными.

            Это свидетельствует о начавшемся и все ускоряющемся распаде  армии, главной причиной которого является полная несостоятельность ее офицерского корпуса.

            В наших предыдущих Записках и известных Вам печатных работах мы часто приводили примеры и высказывали предложения о необходимости внесения серьезных корректив в систему происхождения службы Офицерским Корпусом России.

            Поскольку сейчас в России  кроме Российской Армии много иных военных формирований и этого скорее всего в обозримом будущем избежать не удается, в понятие Офицерский Корпус России (ОКР) мы включаем офицеров всех этих вооруженных формирований и считаем целесообразным в Законодательном и  Уставном порядке восстановить существовавшее прежде понятие и термин Вооруженные Силы России (ВСР), которое включает в себя и эти вооруженные образования и влечет за собой изменение принципиальных доктринальных, организационно-технических и оперативно-стратегических установлений.

            Все наши предложения исходили из следующих основополагающих соображений:

С более раннего возраста могут начинать службу лишь курсанты военных училищ (колледжей), окончившие средние учебные заведения, а также выпускники суворовских (кадетских) училищ, отобранные для службы в ОКР;

 

II. Вводные соображения

      Сегодня уже просматриваются новые рамки военной службы:

1. Теперешняя слепая погоня за «контрактником», как основой Армии, будет успешно преодолена и возобладает единственно верное решение – комплектовать Армию «смешанно», то есть и на добровольно-контрактной, и призывной основе одновременно, при все увеличивающейся (но никогда не достигающей ста процентов численности) добровольно-контрактной компоненте.

            2.  Общая тенденция в службе по призыву будет сводиться к сокращению сроков самой службы и к ее все большей профессиональной, собственно военной, боевой насыщенности.

            Сам набор на контрактно-добровольную, призывную и «альтернативную» (обязательную гражданскую государственную) службы должны носить перманентный (непрерывный) характер, так как оная: а) должна охватывать практически все население страны, достигшее служебного возраста и б) учитывать личностно-семейные обстоятельства каждого гражданина и его семьи, т.е. обеспечивать гармонию (баланс)  конституционных прав, свобод и обязанностей личности.

            Нам представляется, что термин «альтернативная служба» должна быть законодательно (в том числе и в Конституции РФ) изменен на термин «обязательная гражданская государственная служба» с одновременным изменением содержания этого понятия.

            Одновременно надо отказаться от термина «контрактник», который уже  скомпрометирован, превратился в кличку («контрабас») и не отвечает задуманной сущности этого института, т.к. каждый госслужащий заключает (или в конечном итоге будет заключать) с государством контракт (договор).

            3. Не менее 15-20% военнослужащих должны составлять женщины. Этот вопрос требует отдельного детального рассмотрения и законодательного закрепления, предусматривающего, среди прочих, два обязательных положения: 1) установления перечня военно-учетных специальностей, комплектуемых женщинами; 2) безусловного запрещения нахождения в одной части родственных пар, кроме специально оговоренных случаев (например – на погранзаставах и подобных им изолированных и малочисленных гарнизонах).

            Имеется в виду создание смешанной американо-израильской, с учетом российской ментальности, модели.

            4. Представляется целесообразным изменить традицию и соподчинение командных категорий, учитывая мировой опыт, опыт царский, Советской Армии и печальные реалии Армии сегодняшнего дня.[2]

            На наш взгляд, целесообразно иметь следующие командные категории: а) сержанты – из числа военнослужащих обязательного призыва; б) унтер-офицеры (фельдфебели – младшие, фельдфебели – и старшие фельдфебели) или старшины сверхсрочной службы – в той же градации, - что привычнее советскому уху, хотя подобные были и в русской царской армии; в) прапорщики – подофицеры (также трех градаций). Но эта категория, в отличие от их нынешнего неопределенного статуса относится уже к ОКР, им могут присваиваться звания младшего офицерского состава с назначением на должности, комплектуемые этой категорией офицеров (после обязательной учебы и сдачи экзаменов на создаваемых для этой цели курсах младших офицеров (в армиях и (или) округах); г) младшие офицеры срочной (теперешние т.н. «двухгодичники») и кадровой службы; старшие офицеры и генералы.

            При этом установить Конституционным Законом, а не «Положением о…», что: а) в мирное время высшим воинским званием является «генерал армии» с перечнем должностей, на которых это звание может быть присвоено; в) звание «Маршал» может быть присвоено только в военное время лицам, командующим крупными стратегическими объединениями, решающими стратегические задачи в  интересах всей страны (например, главкомы стратегических направлений, главкомы на ТВД) и лишь при достижении ими решительных побед, определяющих исход войны (или крупного регионального конфликта) и гарантирующих последующую безопасность Отечества.

            Следует признать: существующая ныне градация и терминология «табели о рангах», особенно доофицерских категорий, более привычна слуху нынешнего поколения и предложенная выше им, как правило, не воспринимается. Тем более, что она (на поверхностный взгляд, а психолого-идеологически – и в реальности) ограничивает неоправданные и не оговоренные законами, а чаще – и противоречащие им, безбрежные права (а на деле – произвол) и привилегии властвующего ныне высшего генералитета.

            Но реализовывать и нести по жизни новую систему будет «племя молодое, незнакомое», которое начинает жизнь с чистого листа и эти «нововведения» примет оно без труда.

            5. В целях повышения статуса и престижа службы в строю воинские звания офицеров, служащих вне войск, и их внешняя атрибутика должны быть изменены на новые «военно-административные или административные (корпоративные)» звания, имеющие собственную иерархию рангов. Эти изменения должны касаться: штатных преподавателей ВВУЗов и работников всяких НИИ, научных центров и институтов (типа Института военной истории), работников квартирно-эксплуатационных служб, военной прокуратуры, трибуналов и ансамблей; строителей, юристов, финансистов, музыкантов, спортсменов, управленцев учреждений; работников всех уровней МВД, МЧС, ФАПСИ, ФСБ, СВР, пожарной службы, Минюста, Прокуратуры, Таможни, Министерства путей сообщений и так далее, - то есть служащих всех тех служб, где сегодня носят офицерские погоны, звезды на них и имеют армейские воинские звания (подобное уже было в нашей военной истории).

            Что касается изменения статуса работников военных НИИ, центров и институтов (типа Института военной истории, кстати, с продукцией которого нам встречаться, а тем более – применять в служебной деятельности не доводилось), то это не исключает, а наоборот предполагает направление в них на ограниченный срок (предположительно не  более 2-х лет) офицеров строя с целью: а) повышения их общенаучного и военно-теоретического уровня; и б) обобщения и научной обработки при их участии их персонального и вообще – войскового опыта. Это не исключает последующее оставление наиболее научно одаренных офицеров на штатной работе в этих организациях. Естественно, с переводом в иное служебное качество.

            При этом должны соблюдаться по крайней мере три закрепленных законами правила: а) наличие ясно выраженной в письменной форме доброй воли означенной персоны; б) присвоения ему адекватного его воинскому нового военно-административного (корпоративного) звания; в) сохранение стартового денежного содержания по армейской должности, если в новой должности оно ниже.

            6. Современный принцип организационного строения ВСР архаичен, его структуры громоздки, мало подвижны и трудно управляемы. Это предмет особого рассмотрения.

            Однако при рассмотрении структуры ОКР мы вынуждены коснуться полковой системы организации армии, поскольку сегодня это – становой хребет ее организационно-штатной структуры.

            Практикам и исследователям давно известно, что современный мотострелковый полк наиболее громоздок и очень трудно управляем. Целесообразно в мотострелковых (а при необходимости – и в танковых войсках) перейти на бригадную систему организации, что повлечет за собой введение новой штатной должности и воинского звания «командир бригады – бригадный генерал». Кстати, в Красной Армии звание «комбриг» и соответствующие ему должности существовали значительное время.

            Подобная мера к тому же сократит громадную грань между полковничеством и генеральством и зияющую пустоту между командиром части (полка) и командиром соединения (дивизии), создавая дополнительные возможности для служебного роста офицерства и, соответственно, стимулы для его служебного рвения.

 

III. Комплектование Офицерского Корпуса России

            Комплектование, последующее обучение и порядок прохождения службы офицеров должен представлять некую естественно суживающую кверху пирамиду, которая должна отвечать по крайней мере двум условиям: 1) не ставить офицера в крепостную зависимость от службы, позволяя ему по желанию уволиться в резерв при соблюдении некоторых обязательных условий. В их числе – обязательной «отработки» срока и стоимости его обучения; б) сокращение количества претендентов на получение очередных (особенно старшего и высшего) званий и должностей, т.е. сокращение конкуренции по вертикали с соблюдением равных прав и возможностей по горизонтали, т.е. на одном  (одинаковом) уровне.

            В этих целях предлагается готовить офицеров:

            а) из числа рекомендованных для этого лиц, окончивших Суворовское и Нахимовское (кадетские) училища и корпуса, а возможно – и возрожденные на новом качественном уровне существовавшие некогда подготовительные военные училища);

            б) из военнослужащих обязательного призыва, закончивших срок службы и рекомендованных для этого своим командованием;

            в) из военнослужащих контрактно-добровольной службы;

            г) из числа лиц, окончивших ВУЗы с кафедральной военной подготовкой (офицеры срочной службы). При этом необходим выход на новый качественный уровень гражданской военно-кафедральной подготовки. В этой связи предпочтительными представляются опыт создания единых центров подготовки офицеров запаса и инициативы ректора Санкт-Петербургского горного института майора запаса В.Литвиненко (см. «Известия» от 25.01.03г. «Горные стрелки Владимира Литвиненко»).

            При этом соблюдаются по крайней мере три обязательных условия: 1. Категории «а, б и в» рекрутируются в ОКР на сугубо добровольной основе; г) категория «в» призывается в обязательном порядке (в порядке реализации конституционного долга) и в количествах, обеспечивающих 100% укомплектование первоначальных офицерских должностей; 3) во всех случаях предусматривается мобилизационный порядок, вводимый в угрожаемый период, в случаях затяжных военных конфликтов и тем более – полномасштабной войны (что, впрочем, в теперешних условиях если не невозможно, то – чрезвычайно маловероятно).

 

IV. Подготовка (обучение) офицеров

            Она производится: 1) на офицерских курсах (школах) и курсах усовершенствования офицерского состава.

            На офицерских курсах (школах) готовятся младшие офицеры из числа военнослужащих добровольно-контрактной службы. Срок обучения – не более 2-х лет. Уровень получаемой подготовки должен обеспечивать способность командовать подразделениями до линейного батальона включительно.

            На курсах усовершенствования офицерского состава готовятся (в обязательном порядке!) офицеры перед вступлением в следующую должность, срок обучения – от 3-х месяцев до полугода. На них же (тоже в обязательном порядке) обучаются офицеры срочной службы перед заступлением на должность.

            2) Среднее военное образование будущий офицер получает в военном училище (колледже) со сроком обучения 3 года. Объем получаемой подготовки должен обеспечивать успешное командование до батальона (и соответствующих ему штабных и прочих должностях). То есть: военные училища (колледжи) готовят офицеров боя – тактическое звено.

            При этом надо решительно отказаться от т.н. «высших военных училищ», в которые превратились в последние годы Советской власти все военные училища. При отсутствии «средних» наличие «высших» - это досадный нонсенс. Предполагалось, что они будут давать высшее общее образование, но такового не давали по определению и из-за нехватки времени, да оно, хотя и желательно, но не обязательно для корпоративной военной профессии – офицер. Но они не давали и достаточного базового военного образования в силу недостаточности отпускаемого на него времени и слабости преподавания (как по содержанию, так и по объему¸ а также соответствия его времени), т.к. преподаватель теперешнего училища – это тупиковая должность, с которой не вернешься в армию (отстал от времени и постарел) и не будешь взят преподавателем в ВУЗ более высокой категории, т.к. не достает уровня и объема военно-теоретических знаний и служебного опыта. Все это катастрофически сказалось на уровне сегодняшнего офицерства – и не гражданский специалист, и не военный профессионал, хотя обе записи в выпускном аттестате имеются.

            Из этого следует, что преподаватель военного училища (колледжа) должен стать «проходной» служебной ступенью, на которую специально готовят (возможно на курсах до полугода, в основном – проблемам организации и методики учебного процесса) для чего: а) на эти должности назначают офицеров, не утративших служебной перспективы, но проявивших выраженный военно-педагогический талант и специально для новой работы аттестованных по службе. В аттестации обязательно указывается вариант(ы) его дальнейшей служебной карьеры после преподавания в училище, которое не должно длиться дольше пребывания в том военном звании, с которого он направлен в преподаватели; б) после преподавания офицер аттестуется на вышестоящую должность, но обязательно вариативно: пришедший со штабной работы – на командирскую (и наоборот) или в ВУЗ более высокой категории (военную академию), или научно-исследовательское подразделение. Таким образом, будущих офицеров станут готовить лишь перспективные офицеры на взлете их служебной карьеры (от старшего лейтенанта до подполковника). Этот же порядок относится и к начальникам курсов. Командиры батальонов в училищах – надуманная и ненужная категория, введенная для «дослуживания» устаревших и не перспективных для армии офицеров.

            Все это будет способствовать получению российского офицера принципиально нового качества.

            Это требует специального рассмотрения (с последующим законодательным закреплением) в специальном разделе «Реформа военной школы». Однако в данном контексте надо сделать два обязательных замечания: а) офицеры всех уровней должны быть в курсе состояния и перспектив невоенных областей знаний. С этой целью в ВУЗах всех уровней было бы целесообразно учредить институт приватных преподавателей (из заведомо лучших преподавателей гражданских ВУЗов и ученых) для чтения компактных обзорных курсов по своим направлениям; б) для ознакомления с текущей войсковой практикой и актуальными армейскими проблемами подобным же образом направлять на определенный и строго ограниченный период войсковых офицеров и генералов.

            3) Высшее военное образование, обеспечивающее подготовку офицеров оперативного звена (полк-бригада-дивизия и им равные иные категории), последние получают в профильных академиях в порядке, применительном к выше изложенным соображениям.

            4) В Академии Генерального штаба готовится высший генералитет, постигающий глубины военной стратегии, а также основы государственного и экономического строительства и управления. Организация – следует применительно к вышеизложенному, уровень – ведущие ученые Российской академии наук и ее ведущих НИИ, высшее (действующее) командование ВСР, ведущие ученые Академии военных наук и Института военной истории, а также головных НИИ вооруженных сил.

            5) Что касается Академии военных наук (ныне существующей как общественный институт – президент генерал армии М.Гареев), то ее следовало бы сделать государственным институтом (или, для начала, - официально аккредитовать при правительстве с одновременным материальным подкреплением), четко разграничив предметы и сферы научных усилий с Институтом военной истории (если он будет сохранен, что в настоящем его статусе вряд ли целесообразно).

 

 

 

V. Как стать офицером

            В ВСР настоятельно необходимо изменить сам сюжет  становления офицера, придав ему большую значимость, весомость  и многозначительность.

            1. Военнослужащему, получившему среднее образование,  вместе с выдачей диплома в училище (на курсах, в военной школе) присваивается звание – кандидат в офицеры и чин – старший прапорщик.

            2.  После прибытия в часть кандидат представляется Официальному собранию и становится его членом с совещательным голосом.

            После этого он представляется своему взводу и на специальном построении – всему составу части.

            3. В этом качестве кандидат в офицеры пребывает шесть месяцев, зарабатывая офицерский ценз кадровой службы. В этом ему оказывают помощь: в работе с личным составом офицер – наставник,  в совершенствовании владения оружием и техникой – офицер – инструктор, статус которых надлежит разработать.

            4. В случае успеха кандидат в офицеры с участием Офицерского собрания части представляется к первичному воинскому званию лейтенанта (а еще лучше – поручика). После  посвящения в офицеры он дает Офицерскую клятву, Офицерское собрание принимает его в свои члены и устраивает банкет. Для подразделения, а если таковых несколько, - этот день является праздничным.

            5. Если кандидат не набрал  необходимого ценза, т.е. обнаружилось, что у него не хватает для успешной карьеры в  качестве кадрового офицера необходимых качеств,  ему присваивается звание младшего офицера (подпоручика) срочной службы со всеми вытекающими из раздела "IV" и пункта "4" настоящего раздела организационными последствиями.

            По всем изложенным выше позициям следует утвердить официальный "Ритуал", предложения по которому как и по всем компонентам реформы у авторов записки имеются.

VI. Прохождение службы в Офицерском Корпусе России.

            Современное общество выдвигает перед офицерством широкий спектр требований и задач, которые имеют тенденцию быстро меняться и усложняться. Отвечать вызовом времени современный офицер будет в состоянии при соблюдении  некоторых условий, как рассмотренных в данной записке, так и оставшихся, частично, за ее рамками.

            На наш взгляд центральными из них являются:

            1. Восстановление и постоянное повышение престижа  военной службы вообще и офицерского звания – в  особенности. Это может быть достигнуто, среди прочего  официальным установлением  приоритета военной службы перед всеми другими видами государственной службы (до определенного порога, например – заместителя министра и выше). Это осуществляется введением государством и целого ряда правил и цензов, которые в ряде развитых стран существует в виде писаных (или не писаных) правил (отсутствие официальной конституции в Великобритании вовсе не означает, что ее нет в сознании и морали общества и практике государственного управления им). Например, запись в соответствующих Законах или установление – как в Америке – на практике, что лицо, не прошедшее воинской службы (в любом качестве и звании) не может баллотироваться в выборные органы власти и занимать ключевые государственные посты автоматически решит проблему  комплектования армии и повысит его качество как минимум на порядок.

            2. Изменение субординации званий  и должностей, а следовательно и принятие Закона о службе  в Офицерском  корпусе России (вместо существующего ныне "Положения о …").

            3. Корпоратизм ОКР (не в смысле его закрытости, а в смысле цехового профессионализма).

            4. Высокий профессионализм, широта образования и взглядов, что обеспечивается всем, изложенным в данной записке.

            Кроме того для систематического самообразования офицеру необходимо предоставить достаточное время а) за счет делегирования значительной части прав и обязанностей вниз, т.е. унтер-офицерам, фельдфебелям и сержантам; б) за счет перераспределения обязанностей между разными структурами. Например, гарнизонную (караульную, патрульную и т.п.) службу отдать в ведение исключительно комендантов гарнизонов, создав при них подразделения "военной полиции", одновременно возложив на них обязанность по розыску всякого рода "уклонистов и бегунов".

            Подобные предложения были сделаны нами МО СССР еще в  1986 г.  Кстати, в 50-х – 60-х годах в армии существовали т.н. роты охраны.

            Одновременно в каждом гарнизоне необходимо иметь соответствующие современные библиотеки и терминалы для  доступа в единую национальную сеть военных и общегражданских библиотек.

            5. Установление примата прямых командных должностей над всеми остальными ввведение четко установленной ротации в должностях как по вертикали, так и по горизонтами.

            Пример ротации по вертикали: командир роты – офицер штаба полка (бригады) – командир батальона; заместитель командира батальона – начальник штаба бригады – командир батальона и т.п.

            Пример горизонтальной ротации: заместитель командира бригады (полка) – преподаватель училища – командир батальона (полка); командир полка (бригады) – преподаватель академии – командир дивизии и т.п.

            6. Гласность и очевидная Справедливость выдвижения офицеров. Под Гласностью мы подразумеваем: а) обязательную поддержку кандидатуры выдвигаемого Офицерским собранием; б) предварительную публикацию кандидатских списков в армейской печати соответствующего уровня. Это обеспечит первоочередное продвижение по службе только морально безупречных  и авторитетных в армейской среде офицеров и генералов. Под очевидной Справедливостью мы имеем в виду – принцип выдвижения очевидно лучших, то есть офицеров, имеющих  неоспоримое служебное превосходство в качестве службы и достигнутых прямых результатов собственного труда, например: очевидный и прямой боевой успех; очевидно лучшие успехи в работе, то есть достижения в уровне подготовки подчиненного войскового организма; очевидно лучшие показатели личного профессионального и нравственного уровня; а так же выдвижение "по старшинству" при прочих равных условиях – как основы к выдвижению, награждению, переводу и так далее.

            Естественно, что эти принципы подразумевают не только "значение дел на местах", но и наличие (разработку) целого набора официально принятых и всем известных  "критериев качества службы", в том числе и разработку системы "неизменяемых цензов обязательного нахождения в должностях и воинских званиях" (например, не менее двух лет), а так же "цензов предельно допустимого срока пребывания в основных строенных должностях" (например, не более пяти лет). Это все обеспечит здоровую состязательность в службе, взамен открытого карьеризма.

            При этом мы предлагаем непременно исключить (как правило) практику массового (на самом деле – "кумовского" или "блатного") присвоения внеочередных воинских званий, да еще с одновременным назначением на следующую  должность. Оставить такое право, как исключительное, лишь за Верховным Главнокомандующим (Президентом) с соблюдением условий, изложенных выше,  приравняв этот акт к награждению высшими государственными наградами. При этом исключить (как правило – см. выше) одновременное присвоение внеочередного воинского звания и награждение; б)  допускать такое присвоение только при прохождении 2/3 срока, предусмотренного табелью о рангах; в) не допускать при присвоении внеочередного воинского звания автоматического назначения на следующую должностью. Это значит, что  командиром роты какое-то время может оставаться и майор, но при этом он становится среди них первым кандидатом на должностное продвижение. (Такой порядок некогда был в российской – царской армии. К тому же мы сейчас являемся почти бессильными свидетелями того, до чего довели нашу армию "досрочники" и "заочники").

            В этой связи имеет  смысл рассмотреть возможность образования института "временных воинских званий", (который существует в некоторый странах мира) то есть ситуацию, когда на высокую командную должность назначается офицер в звании ниже предусмотренной по штату и до нового воинского звания ему еще далеко. Например, если, при назначении на должность командира полка со штатной категорией "полковник" назначается достойный офицер в звании "подполковник", то ему сразу, при назначении на должность, присваивается временное воинской звание "штатный полковник". При этом, свое очередное воинское звание "полковник" этот офицер может получить только после того как истечет ценз его пребывания в предыдущем очередном воинском звании, и стаж (ценз) в звании "полковник" будет вестись только с этого момента.

            Подобные же принципы должны соблюдаться и при награждении офицеров орденами и медалями: а) награждение по рангу орденов, т.е. от простого – к сложному; б) исключение награждения несколько раз одним и тем же орденом (если последний не имеет степеней внутри себя). Странно, выглядит четырежды и пятижды (Л.И.Брежнев) герой. Герой он остается Героем отныне и во веки веков и незачем его делать "вешалкой" для орденов.

            Необходимо отказаться от награждения орденами в случаях привлечения армии к разрешению конфликтов внутри своей страны. Подробный акт – народное горе и всемирный позор (как бы его ни называли). Для справки: А.В.Суворов не был награжден ни за разгром Пугачевщины, ни за подавление. Варшавского восстания (о коих фактах наша официальная  история вообще умалчивает). Не было наград, но лишь Памятные знаки (за компании и походы) в Белой армии времен гражданской войны.

            Необходимо существенно повысить цену каждой офицерской "звезды". Мы считаем, что цена "каждой звезды" (кроме первой): для младших офицеров должна иметь "стоимость" не менее чем двадцать процентов их окладов по должности и воинскому званию; старших офицеров – пятнадцать процентов; генералов – десять процентов. Первое повышение в должности офицеров и генералов должно увеличивать их денежное содержание минимум на 15-20%.

            Кроме того, мы считаем важным и необходимым:

            а) установить систему существенных денежных выплат за получение и подтверждение офицером профессиональной классной квалификации в размерах от пяти процентов должностного оклада (специалист третьего класса) до двадцати процентов с присвоением классной квалификации "мастер";

            б)  возродить систему денежных выплат и предоставления льгот военнослужащим (их семьям) при их награждении боевыми орденами и некоторыми государственными наградами.

            8. Для того, чтобы офицер мог в любой ситуации выступить как защитник народа следует возродить некогда существовавшее правило, когда офицер всегда находится при личном оружии и законодательно закрепить его право и обязанность применять это оружие в случае явной угрозы здоровью, жизни и собственности граждан.

            Целесообразно при зачислении офицера в резерв ВСР без компроментирующих обстоятельств (при наличии оных он просто увольняется из армии в запас) это оружие оставлять офицеру (генералу) с обязательной дарственной надписью, определенных Законом записях в документах, с последующей регистрацией в органах внутренних дел.

            9. Для обеспечения большей эффективности использования громадного жизненного, служебного опыта и накопленных профессиональных знаний считаем нецелесообразным заранее (как делается сейчас) ограничивать  возрастной ценз офицеров и генералов. Срок окончания ими действительной военной службы в каждом случае должен определяться индивидуально соответствующим Министром на основании медицинского освидетельствования (с обязательным тестированием для соответствующей возрастной категории) и представления соответствующих командиров (начальников), проведенных через Офицерское собрание. Сейчас делается все с точностью до наоборот.

 

VII. Пребывание офицера в Резерве

            Служение Отечеству для кадрового офицера (генерала) не столько  долг, сколько жизненное призвание. И звание ему присваивается – пожизненное. Поэтому по завершению действительной военной службы он не увольняется в запас (кроме случаев очевидной компроментации себя лично и звания офицера) как все прочие военнослужащие, а зачисляется в Резерв ВСР с  одновременном  присвоение статуса Ветеран Вооруженных Сил России (а не просто воинской службы, как это имеет место теперь). При этом ему вручается Знак ветерана ВСР.

            Зачислений в Резерв офицер (генерал) этим же приказом прикомандировывается и заносится в списки воинской части, с учетом места его проживания.

            Для работы с ветеранами создаются: 1) В законодательных органах – уполномоченные депутаты (как, например в  Германии). 2) В  правительственных и муниципальных органах специальные должностные лица. В Италии, например, это заместитель Министра Обороны с соответствующей вертикалью. 3) Среди самих ветеранов – организации ветеранов на общественных правах с демократическими принципами комплектования. Государство лишь предоставляет безвозмездно помещения для их работы.

            Это, разумеется, потребует коренной реформации теперешнего института ветеранства с ликвидацией всякого рода "прокормочных"  должностей и организаций и предоставления ветеранам права и возможности избирать снизу доверху для руководства их организациями наиболее достойных и работоспособных своих коллег, независимо от их воинских званий и занимаемых на действительной военной службе должностей. 4) Следует продумать вопрос о присвоении офицеру зачисляемому в Резерв очередного звания, а также о присвоении им очередных военных званий (без роста денежного содержания) в двух случаях: а) если они уволились с кадровой службы с высоких должностей по болезни, не успев выслужить временной ценз до высшего звания по данной должности; б) за особые заслуги, оказанные обществу при состоянии в резерве.

            При этом исключить присвоение очередных  воинских званий офицерам запаса, не имеющим необходимого военного образования, опыта службы и служебных заслуг, находящихся в возрасте, еще пригодном для военного служения Отечеству, а тем более – выбравших политическую, а не воинскую карьеру. Анекдотично смотрится В.В.Жириновский, получивший (причем – досрочно) два воинских звания за думскую клоунаду. 5. Если офицер был переведен в резерв в зрелом  возрасте, с нормальным здоровьем (а такая возможность должна быть предусмотрена законом) и в запасе не утратил военного – профессиональных качеств и не достиг возрастного предела он должен иметь возможность вернуться в строй (штаб) при наличии вакансий. Такое предложение может быть ему сделано и самой Властью.

            IIX. О форме одежды

            Некогда бытовал анекдот. Забугорному разведчику дают задание: узнать штаты советской армии и носимую по ним форму одежды. В итоге разведчик доложил: штатов они сами не знают, а форму донашивают.

            Видимо нечто подобное подвигло "лучшего МО всех времен м народов" вместо военной реформы принципиально изменить форму  одежды. В результате был введен некий гибрид офицерского мундира – смесь фашистско-китайской модели. Он ничего общего не имеет с российскими традициями и противоречит нашей ментальности.

            Полагаем, что он должен быть в ходе реформы отменен и введен образец, продолжающий и развивающий традиции русского национального платья – в принципе, и российского парадно – выходного мундира (предпочтительно времен Лермонтова): скромного, но элегантного в варианте выходной и максимально насыщенного аксессуарами в варианте парадной и представительской формы одежды.

            Повседневную и полевую формы одежды следует оставить комуфляжной, доведя ее до совершенства (от набора предметов до их подгонки по фигуре).

            Это, разумеется, потребует денег, но постепенность введения (по мере формирования подразделений нового строя) облегчит это бремя (к примеру в армии США парадно – выходной мундир солдата шьется по индивидуальному лекалу).

 

IX. Армия и Народ (Государство)

            Государство и Общество (особенно Правительство России) должны не обременять без нужды, а облегчать жизнь и быт офицеров, не удорожать, а удешевлять их. Для этого:

            1. Местные органы самоуправления всех уровней должны получить право оказывать ветеранам необходимые им виды помощи, сообразуясь со своими возможностями. Но Правительство обязано распределять различного рода бюджетные преференции территориям, учитывая то, какие льготы они предоставляют частям и отдельным военнослужащим (как кадра, так и резерва), находящимся на данной территории.

            2. Государство должно быть освобождено от бремени предоставления военнослужащим бесплатного жилья. С этой целью для всех военнослужащих сверхсрочной и кадровой службы должно быть построено служебное жилье (в том числе и гостиничного типа – по мере необходимости). Оно подлежит освобождению по истечении контракта или выходу военнослужащего в резерв (запас).

            Военнослужащие добровольно-контрактной службы приходят на службу не с улицы. Дальнейшее их благоустройство – это их личная проблема, поддерживаемая государством организационно и за счет льготного кредитования.

            Для военнослужащих кадровой службы государство за время нахождения их на службе строит жилища в избранном ими месте. За государством – организационно-технические хлопоты, за военнослужащим – необходимые отчисления из денежного содержания на всем протяжении службы.

            При таких условиях жилищная проблема может быть решена через 3-4 года и навсегда.

            3. Должно быть обеспечено право (и созданы надлежащие условия) на получение всеми военнослужащими, в первую очередь – офицерами, высшего образования в гражданских ВУЗах на льготной основе (по типу американской армии).

4. Каждый офицер должен иметь личную машину отечественного производства, продаваемую ему государством по цене производителя или со значительной скидкой с рыночной стоимости. Это же касается дорогих товаров длительного пользования (телевизор, холодильник, стиральная машина и т.п.). Причем он не должен об этом хлопотать. Эти услуги и льготы предоставляются ему самим государством в плановом порядке (примерно такой порядок существует в армии Израиля).

5. Государство должно обеспечить аккредитацию ветеранских организаций при всех уровнях власти в качестве экспертно-аналитических органов и чествование во время военных праздников всех ветеранов, а не только избранных, как это имеет место теперь.

6. Проводы в последний путь всех служивых кадра и резерва проводятся исключительно за государственный счет с одинаковой для всех церемонией. Может меняться, в зависимости от чина и заслуг, лишь: а) уровень официального представительства; б) численность почетного караула и в) общая сумма затрат на церемонию.

Местом захоронения, если его не избрали сами родственники или не выражено в последней воле усопшего, должны быть специальные муниципальные и государственные погосты – по типу Арлингтонского кладбища в США. Мы настаиваем на возрождении чисто славянского и христианского термина «погост», т.к. «кладбище» происходит от корня «клад» и глагола «складывать», что оскорбляет слух и душу истинного россиянина и приобрело за последние годы слишком прискорбный привкус и негативные ассоциации.

Заключение

Те катаклизмы и пертурбации, которые народ и общество переживают в последние десятилетия¸ в первую очередь и пагубно сказываются на армии, т.к. она не имеет внутренних независимых адаптивных механизмов, в отличие от граждан и их ассоциаций. Они в нее вносятся государством.

Однако известно: если какая-то государственная структура не хочет перемен, они на ней отражаются отрицательно. Любая госструктура, а тем более армия, как становой хребет и оплот государства, должны «бежать» впереди перемен. И если бы мы в конце 90-х годов, когда впервые были открыто опубликованы статьи подполковника А.Савинкина и генерала А.Владимирова (за что оба были наказаны служебной карьерой, т.к. в то время эти идеи, да и сама формула «военная реформа» были под запретом МО и ГлавПУРа и наказуемы), провели публичную дискуссию и на ее основе – военную реформу, мы бы к настоящему времени имели не только Новую Армию, но и, возможно, сохранили единую Россию.

Сегодня речь идет не столько о строительстве Новой Армии, сколько о сохранении теперешней России и ее статуса великой державы.

Время работает против нас.

Просим рассмотреть.

 

Заместитель председателя движения

«Генералы за демократию и гуманизм»,

генерал-майор в отставке,

доктор педагогических наук, профессор

В.Дудник

8-495-754-1369

«     « февраля 2003г. г.Москва  дом.тел.8-495-754-1369         


 

[1] Данные предложения являются центральным звеном строительства новых Вооруженных Сил России, и могут быть  без искажений реализованы лишь в контексте полномасштабной военной реформы, как один из стартовых ее шагов и ее пусковых механизмов.

[2] Как стало известно из СМИ, Госдума, а независимо от нее и МО РФ, рассматривают новый, универсальный и «реформаторский» табель о рангах всех категорий госслужащих, в т.ч. офицеров. Из комментариев в тех же источниках стало известно, что думский проект является лишь «ремонтным» вариантом, но и с ним МО никогда не согласится, работая «на удержание» сущего. Этим и вызвано наше Обращение непосредственно к Вам.

Переход в начало сайта