А.К. КАЗЬМИН

«Теория интеллекта. Как выбрать президента»

«Идеи книги — это сенсация, открытие XXI века!» — такой отзыв оставил о ней один из посетителей Лейпцигской книжной ярмарки, где в марте 2003 г., прошла официальная презентация издания.

Предлагаем читателям нашего журнала интервью с автором нашумевшей книги.
— Арнольд Константинович, Вы недавно участвовали в работе XXI Всемирного философского конгресса в Турции, где выступали с докладом. Как встречены представителями мирового философского сообщества идеи Вашего исследования, предлагаемые пути решения социальных проблем? Ведь Вы, можно сказать, предлагаете новое мировоззрение.
— Мой доклад, в котором утверждается, что нравственность имеет биологический характер, а не является продуктом социальных институтов, как принято считать до сих пор, вызвал серьезный интерес и стал предметом обсуждений. Однако на любое новое знание требуется время, чтобы осознать и понять его истинность. В то же время может возникнуть и другая ситуация, именуемая как «социология невежества», что означает специальное неприятие в общественных кругах знаний, раскрывающих некоторые особенности социальной жизни, но целенаправленно утаиваемых от широкой общественности.
— Разве исследования нравственности и сведения, дающие возможность определить, наконец, причину столь длительного процесса отсутствия истинно гражданских отношений, могут кого-либо не устраивать? Можно подробнее?
— Да, разумеется, и я готов это доказать. Что такое качественная сущность человека или понятие «человечность»? Интеллект — это ум или качественная сущность разумности человека? Эти и другие вечные для людей вопросы отражают не праздное любопытство, а выстраданные человечеством этапы существования, когда, сгорая на кострах невежества и погибая в войнах, люди не могли решить главный для себя вопрос: почему надо умирать, когда и тебе и противнику хочется жить, жить и жить...
Самое трагическое в этой ретроспективе то, что такие же или подобные им вопросы продолжают задавать люди и в наше время. И никто не может на них ответить. Для чего дана жизнь человеку и от чего она никак не становится для каждого состоянием радостного ощущения себя в том человеческом достоинстве, какое природа дала одному из биологических существ? И уже появились выводы «ученых», что человек завершил свою эволюцию и то, какой он есть в своих сложившихся социальных отношениях, — окончательно, и это надо признать и с этим смириться как со свершившимся фактом.
Не правда ли, какая прекрасная для некоторых, особенно властных категорий управленцев, перспектива! Выступай, обещай, отбывай отпущенный тебе срок руководящим работником и никто не сможет никогда сказать такому руководителю: «А есть ли у тебя право властвовать над другими, каковы твои нравственность, совесть, ибо они-то и есть главный движитель добрых поступков и дел!?»
Исследуя интеллект — понятие весьма употребительное, но не имеющее достаточно объективного толкования, я обнаружил, что человек как вид еще не завершил свою эволюцию, а перешел в качественно новую стадию — стадию развития свойств головного мозга, своих умственных и эмоционально-эстетических способностей. Они разные у всех людей, и зарождение их в человеке — процесс стохастический. Однако в синтезе эти свойства дают стойкий биопараметр, объединяющий весь человеческий род, так как в результате этого (интеллектуального) процесса в человеке и формируется нравственно-этический характер, обуславливающий организацию его общественного существования. То есть некий «социальный гормон» или, как сказали бы синергетики, параметр порядка, который, как оказалось, можно формализовать (математически определять количество) и тем самым установить социальную иерархию специалистов управления.
Другими словами, мы можем говорить о том, что желать быть совестливым, призывать к морали бессмысленно, а требовать справедливости вообще глупо. Такими качествами реально обладает только человек, чей уровень интеллектуального мышления достиг определенной степени в результате удачной эволюции свойств его головного мозга. Эти люди -достояние общества, причем обладание качествами самого высокого уровня и дает им право управлять общественными делами.
- Но Вы не биолог, и кто подтвердит Ваши выводы, кто согласится с такими, мягко говоря, ошеломляющими для некоторых правителей принципами!? Особенно тех, кто либо захватывает власть, либо ее покупает?
- Мое исследование — эвристическо-философское, следовательно, оно имеет право на существование и требует практической проверки. Я не побоялся опубликовать результаты многолетней работы отдельной книгой и знаю реакцию на нее специалистов — как биологов, так и философов: от удивления и восторгов моим подходом к проблеме нравственности до осторожных, а то и скептических рассуждений, мол, автор предлагает почти утопический вариант выбора или назначения во властные структуры общества.
Однако утверждение о биологичности нравственности носит презумпционный характер. Так же, как и наши представления о гравитации, электричестве и некоторых других явлениях, не имеющих на сегодня однозначного научного толкования, но тем не менее чьи свойства, определенные закономерности с успехом используются, учитываются в технологических расчетах и очень сильно помогают людям в жизни.
Пожалуйста, проведите сами документальное исследование личностей с такими свойствами, как это выявлено мной и описано в книге на примерах исторических деятелей. Это несложная методика, она подтвердила правоту концепции множество раз.
Важно понять, что говорить о высоком уровне протекания интеллектуального процесса (интеллекта) какого-либо человека возможно только при существенном развитии и ума и чувств одновременно. Эти внешние проявления человеческой нейрофизиологии дают право утверждать, что эволюция человека определяется только его нравственным содержанием. Эволюция же общества сама собой характеризует уровень нравственных отношений между его членами. И пусть не удивляются политики, если я скажу, что сейчас нет никакого цивилизованного общества, как любят о нем говорить некоторые писатели по всякому поводу и вообще без повода. Есть уровень развития техники, технологий и других достижений «второй Природы». Человеческие же отношения характеризуются в основном варварскими принципами, в связи с чем и не разрешаются пока в лучшую сторону уже более 70 тыс. лет. То же самое с дует сказать и о культуре: это слово сегодня ничего содержательного не определяет и не имеет. Искусство, научный багаж человечества представляют собой ценности, но главная ценность человека -жизнь — обесценена до предела. Надо уже давно смотреть правде в глаза! Может, это и помогло бы человечеству быстрее найти выход из дебрей своего эгоизма.
— Арнольд Константинович! Расскажите подробнее о Вашей интерпретации понятия «естественное нравственное право».
- Еще раз давайте уточним понимание интеллекта, а именно: интеллект, точнее интеллектуальный процесс, не является умственным фактором, определяющим талантливых и творческих людей. И талантливые люди могут иметь низкий интеллект, выделяясь высокой степенью умственного развития или имея значительные творческие достижения, скажем, в науке или искусстве. Интеллект как высшая форма мышления создает в человеке особую субстанцию — нравственность (мораль и этику), которая и организует в обществе условия, достойные существования каждого его члена.
Важно понять, что жизнь человека в его эволюционном развитии имеет программу генерации нравственности как единственной формы общественного существования человечества.
Как тут в связи с этим не вспомнить времена принятия первой писаной Конституции в истории человечества, когда люди той эпохи, мыслили категориями естественного права и находились в плену представления о том, что права человека «естественны», дарованы ему Богом, а не государственной властью.
Правда, уже тогда были опасения, что перечень гарантий, прав и свобод, не содержащихся в Конституции и поправках к ней, будет узурпирован правительством, может быть понят как исчерпывающий. А потому и родилась включенная в «Билль о правах» поправка IX, подчеркивающая: «Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание и умаление других прав, сохраняемых народом...».
Риторика и практическая политика правительств многих стран в сфере охраны прав граждан, к большому сожалению, в наши дни подтверждают все опасения, которыми диктовалось тогда принятие упомянутой поправки.
Не менее многообещающая ст. 17 Конституции РФ провозглашает: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.
Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц...»
Но как часто в повседневной жизни мы сталкиваемся с попранием Основного закона страны!
Сколько знаем скандалов из-за нарушений и законов, и элементарных социально-этических правил поведения находящимися у власти, но биологически не способными творить добро и проявлять высоконравственные качества по отношению к людям вообще. Как досадно, что люди очень часто забывают предостережение древнегреческого мудреца Пифагора: «Одинаково опасно и безумному вручать меч, и бесчестному власть».
Любое общество состоит из индивидуумов, каждый из которых имеет определенные уровень и баланс протекания интеллектуальных процессов. Взаимодействие индивидуумов и их интеллектов создает в обществе интеллектуальное поле1. Интеллектуальное поле, во-первых, определяет место каждого человека в общественной структуре в зависимости от уровня его интеллекта («исполнитель», «специалист» или «управленец»). Во-вторых, показывает, что достоинство каждого члена общества обусловлено его человеческой природой и тем «состоянием сложности» (в терминах синергетики) общественного организма, «решение» которого требует от человека и общества совместных, слаженных действий. Действия эти преимущественно характеризуются мерами по организации динамического равновесия социальных процессов.
Рассмотрение интеллектуального поля общества как раз и позволяет сделать вывод о том, что состояние социальной устойчивости реализуется за счет внедрения параметра порядка — интеллекта — в качестве принципа государственной политики, которая и будет служить биологической стратегией выживания человеческого общества.
Введение понятия «интеллектуальное поле», таким образом, демонстрирует принципы движения заботы и добра со стороны управления обществом, что и приведет к «блокировке» зарождения «зла» в каждом отдельном человеке и обществе в целом. Объединяющим понятием взаимодействия общества и индивидуума является «естественное право человека», которое не имело ранее никакого научного толкования, кроме требования, отражающего естественную (природную) сущность человека и априорно обещающего всем людям, по возможности, равные права. На наш взгляд, естественное право — и есть интеллектуальное право личности, устанавливающее подлинное равенство между людьми, которое можно сформулировать так: каждый человек — член какого-либо сообщества — имеет естественное право требовать от законодательной власти общества утверждения такого порядка социального и экономического управления, при котором каждый «управленец» обязательно должен обладать более высоким уровнем интеллекта, чем его подчиненные. Любой человек вправе не иметь над собой руководителя, чей интеллектуальный уровень ниже уровня его интеллекта.
— Арнольд Константинович! Один из авторов нашего журнала доктор философских наук, профессор С.А Дербичева в чем-то солидарна с Вами, утверждая, что наибольшей степенью легитимности обладает так называемая нравственная власть, максимально отражающая волю и интересы подвластного ей общества. Но эта власть всегда по своей сути и внутреннему содержанию власть жертвенная, предполагающая самоотреченное служение обществу, поскольку нравственность уже в своем этимологическом значении предопределяет приоритетность интересов других людей в ущерб собственным. Сегодня же система государственного управления во всех странах мира установилась на основании бесконечной борьбы за власть, действующей по велению инстинктов, и уподобляется живому существу, у которого отсутствует или недоразвита биологически обусловленная форма нравственности. Где выход?
- Во-первых, никакой жертвенности не требуется. Нравственный «социальный управленец» отличается качеством структурированности действий, т.е. это человек, понимающий и умеющий внедрять законным путем необходимые эффективные меры общественного порядка. Во-вторых, практический смысл интеллектуального права заключается в том, что только нравственное управление всеми общественными процессами может верно определить себестоимость стратегии выживания личности и общества, тем самым рождая в человеке нерушимое доверие к другим людям, государству, жизни. Нравственное управление, раскрепощая находящееся в хаосе рождения сознание, обеспечивает полнейшее и скорейшее развитие свойств личности, не допуская блокирования этих свойств, происходящего из-за подчинения обстоятельствам существования. Только в этом случае можно говорить о влиянии социума на формирование нравственности, в противном случае следует говорить о генерации обществом зла.
Интеллектуальное право — есть тот естественный закон, в основе которого лежит закон природы, биологический фактор, по которому общество должно ориентироваться при выборе своих управляющих органов.
Весь животный и растительный мир уже давно имеет четкую стратегию видового выживания, что и является их ключевой мотивацией ежедневного поведения. И только человечество, стохастическую природу существования которого невозможно объяснить и принять как нечто окончательное, в силу также биологичности своего вида отличается серьезными проблемами мотивации поведения. Проще говоря, человечество вообще не имеет четкой, всеми понимаемой стратегической программы жизни. Это, в свою очередь, приводит к простому, но убедительному выводу: мы говорим о стратегии не человека, а общества, ибо человек — часть целого, т.е. биологического сообщества; и, по аналогии, общество -есть такая же среда обитания человека, формирующая его эволюционные процессы, как для животного и растительного мира — та среда обитания, которая формирует его эволюционный процесс.
Таким образом, система управления в обществе -главная проблема человека в организации своей эволюции, и если данная проблема до сих пор не нашла стратегического решения, это уже должно вызывать серьезную потребность в ускорении понимания причин такого положения, а футурология проблемы заключается в том, что ее нерешенность приведет человеческий вид к исчезновению.
— В своей книге Вы часто ссылаетесь на труды немецкого мыслителя Мартина Хайдеггера, которому принадлежит высказывание: «Когда разрушается все, наступает великий час философии». Ваше исследование еще одно тому подтверждение?
- Да, сегодня непростое время. Участники XXI Всемирного конгресса философов почти единодушно отмечали, что деструктивные силы в мировом сообществе все больше и больше заявляют о себе как о серьезной угрозе существованию человека на Земле. А истинного представления, основанного на научном анализе, социальных истоков этих проблем пока не имеется. Многочисленные выступающие говорили о том, что Декларация прав человека 1948 г. со всеми добавлениями фактически не выполняется ни по одному пункту, и что ООН нуждается в реформе, и это решение должно быть качественным решением мирового сообщества. Немало было сделано докладов, которые касались вопросов нравственности как серьезного человеческого потенциала, который до сих пор остается невостребованным и все меньше упоминается в силу неопределенности источников его формирования.
Выводы моего исследования как раз и предлагают критерии, по которым общество должно выбирать (либо назначать, что, очевидно, экономичнее и дальновиднее) «социальных управленцев». Однако это непростой шаг. Процесс узурпации власти зашел слишком далеко, а пиршество эгоизма сейчас в таком состоянии, что даже любые картины ужасного конца человечества уже не вызывают никакой реакции. Давно пора человечеству четко осознать, что эгоизм власть предержащих — это болезнь, серьезная угроза всему миру. Это вирус, которому труднее всего противостоять уже потому, что он с «человеческим лицом». Эгоизм власти вооружен идеями и теориями и очень опасен, он — враг всем, в том числе своим же детям и внукам. Такое положение вещей видится мне самым тяжким преступлением общества перед теми, кто рождается и, начиная постигать мир, попадает в ловушки суррогатной социализации.
Эрзац-цивилизация живет по своим законам. Она сформировала свою среду и систему общественного существования, в которой суррогатно уже все, что составляет содержание общего бытия человека на нашей планете.
Набор безнравственных «научных» методик воспитания молодого поколения, называемых «культурной традицией», на самом деле является «творчеством» суррогатных «ученых», суррогатных «руководителей», суррогатных «деятелей культуры». В итоге эти «творения» сводятся самой сутью суррогатной жизни в современные «произведения» уровня «ужастиков», «страшилок», порнопродукции, супербоевиков, где наемные убийцы в среде наркоманов совершают бесчеловечные поступки, преподносимые суррогатными правителями и их идеологами как неизбежная реальность человеческой эволюции.
Реальность же состоит в том, что та целесообразность эволюции человеческих свойств, заложенных природой, которая будет определять стратегию выживания нашего биологического вида, должна формироваться на самоорганизации всей системы «общежития». Однако это возможно только при общем биологическом сознании человечества, что достигается через сращивание искусственно созданной системы организации общественного управления с биологическим параметром нравственности. Без этого «концептуального моста» человечество не сможет завершить свою эволюцию. Иными словами, естественный процесс самоорганизации общества, использующий параметр нравственности, должен быть запущен искусственно.
Великий Платон справедливо утверждал, что миром правят идеи. Теперь вы понимаете, почему новое мировоззрение может стать объектом массированных атак исповедующих принципы «социологии невежества». Не от трудностей понимания или недостаточного практического материала зависит степень овладения массами новыми идеями, а от существующих концепций управления обществом. А ведь уже сейчас видно, что- и демократическая система выборов органов власти явно тупиковая, но никто просто так не сдаст ее в архив.
Здесь требуется особое состояние общественного организма, когда государственная политика будет вынуждена подчиниться обстоятельствам, вызванным здоровыми силами данного организма. А это требует, чтобы наступил великий час философии стратегии выживания.
Главным подходом по отношению к политике при этом может быть только нравственное право народа как научно обоснованная практическая технология.
Это есть основополагающий принцип, построенный на постулате: разные возможности, разные обязанности, общие равные права.
Интеллектуальное (нравственное) право — есть естественное биологическое право, которое позволит решить главную проблему государства: уход от социальных конфликтов. Здесь без глобализации общественного сознания не обойтись, и главный смысл сознания должен заключаться в том, что человечество просто обязано пересмотреть концепцию всего бытия, а механизм, который позволят это сделать, — легитимность нравственного права.
Взяв ответственность за свою судьбу на себя, человек, наконец, выйдет на прямую дорогу к Богу, поскольку творение «по образу и подобию своему», безусловно, предполагает прежде всего нравственную субстанцию.
Ни приверженцы партийной идеи, в том числе национальной, никто и ничто не сможет уже мотивированно уклониться от Общей идеи нравственного управления Общим Житием на Земле. Но это будет и тяжелый «момент истины» для тех, кто привык к такому установившемуся порядку, когда власть приходила к ним по их желанию.
Вместе с тем это будет и та Истина, которую бесконечно долго искал и ищет человек и которая заключается в глобализации стратегии по интеграции самого мощного человеческого ресурса — его нравственного потенциала, который и есть качественная сущность человечества.
Это и будет Апокалипсис — период, когда наступит «момент истины», момент осознания, что стратегия выживания — общее дело всех, а не одиночек.
«Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у вас основы в первоначальной великой идее нравственной?» — задавал вопрос великий русский писатель Ф.М. Достоевский. И утверждал: «Созидается общество началами нравственными». Если наш народ (а по данным социологических опросов, 95% россиян видят в государственных чиновниках главный источник роста беззакония, безнравственных отношений в обществе и, конечно же, не доверяют власть предержащим), пока живущий надеждой, из которой извлекает энергию, приступит к реальным шагам по воплощению в жизнь идей своего естественного (нравственного) права, обязательно будет обеспечена достойная жизнь каждому гражданину России.
Интервью A.M. ХОРУНЖЕГО
"Закон и право", № 10, 2003 г.